13.02.2007 | 10:41

Три хореографические истории в Большом

Поистине уникальный вечер готовится на новой сцене Большого театра. Тем, кому улыбнется удача попасть в зрительный зал, предложат сразу три образца американского балета. Для романтиков – шедевр Джорджа Баланчина "Серенада", для хулиганов – спектакль "В комнате наверху" Твайлы Тарп, для любителей нового – постановка Кристофера Уилдона под названием "Милосердие" на музыку Арво Пярта. Иными словами, для каждого взыскательного зрителя Большой подготовил настоящую балетную сенсацию. Рассказывают "Новости культуры".

Главный театр страны изменил своим правилам, и генеральная репетиция проводилась в закрытом режиме, без зрителей. Только несколько журналистов и сами творцы. Для Алексея Ратманского вечер американской хореографии – подтверждение универсальности труппы Большого. Теперь не только классика, которой традиционно славится театр, но и современная хореография, которую всегда ставили в укор Большому.

Семьдесят лет потребовалось, чтобы "Серенада" Баланчина зазвучала в Большом. Это его визитка и один из самых популярных балетов в Америке. Маэстро ставил его на своих учениц, поэтому главное соло в нем отдано женскому кордебалету. О рождении танцев "Серенады" ходили легенды. Кто-то наступил на юбку, и танцовщица упала. Другая опоздала на репетицию. В классе вместо семнадцати балерин всего семь, и Баланчин все это обыгрывает в танце. Впрочем, мужчины на это не в обиде. Артем Шпилевский разделяет восхищение Баланчина хрупкими, почти фарфоровыми балеринами.

Хореограф Кристофер Уилдон нервничает. Уж он-то знает, что его постановки не для слабонервных: в них такое количество движений, что Уилдон сам иногда забывает их очередность. На счету Уилдона сорок балетов. Но поставить сразу "Золушку", которую ему предлагал Большой, он не рискнул. Вначале решил проверить, справятся ли танцовщики с его одноактным балетом. Он педант во всем. Поклон отрабатывает, не сходя с места, прямо в зале.

Перед Большим Кристофер поработал в труппе Баланчина и получил такую закалку, что после Москвы собирается создать собственный театр. "Балеты Баланчина повлияли на меня своей музыкальностью и чистотой танца. Любые эмоции и чувства он передавал через движения. Это во многом помогло сформироваться мне как хореографу", – признается Уилдон.

Тем временем "В комнате наверху" происходит марафон на выживание. В шестидесятых Твайла Тарп так намудрила со своими танцевальными экспериментами, что даже спустя сорок лет с ними не так-то просто справиться. Она смешала классику и спортивный танец. Задала жесткий ритм и теперь пожинает дивиденды. Правда танцуют "В комнате наверху" всего шесть трупп в мире. Теперь в их компании и Большой.