13.02.2007 | 16:53

Сальвадор Дали и Советский Союз

Великий мистификатор Сальвадор Дали был не только талантливейшим художником, создателем ярких, до сих пор поражающих воображение полотен, но и литератором, автором оригинальных воспоминаний, эссе, зарисовок и даже киносценариев. Кстати, некоторые из них переведены на русский язык. Например, "Дневник одного гения" или "Сюрреализм – это я".

Вполне закономерно исследователи обращают внимание и на эту сторону таланта знаменитого каталонца. Примером тому может служить завершившийся недавно в Нью-Йорке коллоквиум на тему "Дали – писатель", организованный Центром изучения творчества художника в Фигерасе, где родился маэстро, а также музеем в Сент-Питерсберге (штат Флорида).

Поводом для семинара, в котором приняли участие многие видные "даливеды" из разных стран, послужил недавний выход собрания сочинений мастера живописи. Это издание было задумано в 2004 году, когда отмечалось столетие со дня рождения художника, причем предполагалось выпустить восемь томов. Пока вышли только шесть, которые уже поступили в продажу. Директор Центра объясняет отсутствие еще двух книг тем, что в них должна быть представлена обширнейшая переписка Сальвадора Дали.

"Мы неожиданно столкнулись с непредвиденными трудностями. Маэстро переписывался едва ли не со всем миром, и чтобы разыскать если не все, то хотя бы часть этих писем потребуется немало времени", – поясняет директор. Изданные же тома охватывают самый широкий круг проблем, в том числе и его отношение к различным странам. Не является исключением и Советский Союз.

Общеизвестно, что Сальвадор Дали отличался экстравагантностью, стремлением к оригинальности. Не раз и не два он делал шокирующие заявления, давал далеко не лестные оценки не только тем или иным политическим деятелям, но даже странам. Однако если внимательно проштудировать его высказывания, в том числе и явно рассчитанные на эпатаж, то в них не найти худого слова о России.

Художник не соглашался с теми, кто пытался изолировать Россию в том или ином плане. "Для нас Россия – страна экзотическая. Она очень далекая, но все-таки европейская. Она кажется близкой и притягивает нас своими крайностями", – говорил он. Весьма оригинально отозвался Дали и о революции. Как истинный сюрреалист, художник определил, что русская революция – это французская революция, наступившая позднее из-за холодного климата".

Сальвадор Дали знал русскую культуру. Он высоко ценил и любил творчество Чехова и Толстого, не был равнодушен к произведениям Михаила Булгакова, особенно к роману "Мастер и Маргарита", который неоднократно перечитывал и даже собирался проиллюстрировать одно из его французских изданий. Маэстро часто просил свою жену Галу, русскую по происхождению, почитать ему что-нибудь по-русски, хотя и не знал русского языка. Но язык великого Пушкина пленял художника своей певучестью.

Он старался не упускать ни одной возможности, чтобы поинтересоваться положением дел в нашем искусстве. Дали не принимал советской живописи, но делал это тактично. "В Советском Союзе есть отличные музыканты, писатели, артисты, – признавал он. – Что же касается живописи, то она, на мой взгляд, нуждается в Рембрандте и Веласкесе. Хочу, однако, предупредить, что это мое личное мнение".

В этом плане характерен такой факт: в начале 1950-х годов, еще при жизни Сталина, Дали объявил о присуждении премии Американской ассоциации сюрреалистов Александру Лактионову, автору широко известного полотна "Письмо с фронта". Когда это сообщение дошло до Москвы, оно вызвало не столько бурные дебаты, сколько переполох. В Кремле решали: подобает ли лауреату Сталинской премии принимать "столь сомнительную награду". Шла холодная война, а от прихоти "отца народов" зависела не только карьера, но и жизнь художника. Тем не менее, добро на получение премии было дано, хотя до сих пор вряд ли кто может сказать, чем объяснялось такое решение.

Если же говорить о переписке Дали, то нельзя обойти молчанием его письмо на имя Генерального секретаря ООН. В этой организации в эпоху разрядки возникла идея расписать стены ее резиденции в знак содружества Запада и Востока. Реализовать ее планировалось поручить Зурабу Церетели и Сальвадору Дали. События в Афганистане сорвали этот замысел, но осталось письмо Дали: "Благодарю Вас за предложение делать росписи ООН вместе с русским художником Зурабом Церетели. Это счастливое знакомство с грандиозным мастером, в котором соединяется талант художника и организатора. Это придает двойную энергию всем его произведениям и начинаниям". Письмо это появится в одном из не вышедших пока томов.