16.02.2007 | 16:50

"Калевала" – новое издание народного эпоса

В столице Карелии выходит в свет новое издание народного эпоса "Калевала". До сих пор художники оформляли этот карело-финский эпос преимущественно в жанре графики. Нынешнее издание – это новое слово в его оформлении. Проделан путь от классики до неопримитивизма. Рассказывают "Новости культуры".

Галерею древних мифологических образов карельский художник Владимир Фомин увидел совершенно иначе, нежели его предшественники. Свой стиль художник оттачивал годами. Сам Владимир Фомин называет его авангардным лубком, неопримитивизмом. Большое влияние на мастера оказали русские художники-авангардисты – Малевич, Филонов, Кандинский. Фомин – автор целой серии картин на тему карело-финского эпоса. Над образами мастер кропотливо работал не один год, разгадывая тайну народных верований и представлений о мире. Например, образ мельницы счастья "Сампо", которую выковал для хозяйки северного края Похъелы кузнец Илмаринен, получился совсем нетрадиционным. "В "Калевале" "Сампо" – это пестрая крышечка. Я попытался ее нарисовать вот такой. Счастье – это сама жизнь, которую создал Бог", – поясняет художник.

Что такое "Сампо", до сих пор остается загадкой для исследователей. Мельница – центральный образ карело-финского эпоса. За ней охотились все герои земли Калевалы. Существует более ста толкований этого слова. Даже финский исследователь Элиас Леннрот, который собирал древние песни Калевалы у карельских рунопевцев, не смог постичь тайны чудесной мельницы. Леннрот переводит это, как неясный предмет, вырабатывающий счастье.

Над переводом нового издания работали карельский писатель Армас Мишин и ученый Эйно Киуру. За основу они взяли перевод Элиаса Леннрота 1862-го года, который в простонародье зовут "школьным", так как полную версию в более чем двадцать две тысячи строк Леннрот сократил в два раза для легкости читательского восприятия. "Но сокращая, он преумножал, то есть убирал эпизоды, которые его не устраивали, находил новые строки", – рассказывает переводчик Армас Мишин.

Так, хозяйка северного края Лоухи, которая в полной версии "Калевалы" предстает как редкозубая старуха, а значит, герой отрицательный, в школьной версии выглядит вполне пристойным персонажем народной поэзии. Такие метаморфозы вполне объяснимы, говорят исследователи. В этом и заключается прелесть народной поэзии: она как губка впитывает в себя дух времени.