16.02.2007 | 17:12

Сибирская неоархаика

Сибирские художники задумали стать следопытами. В поисках новых форм в искусстве они создали творческое объединение "След". В основе их исканий – интерпретация этнических особенностей народов Сибири и Севера. Искусствоведы даже подобрали определение новому движению: "Сибирская неоархаика". Выставка "След – 3" знакомит с самыми яркими представителями этой школы. Рассказывают "Новости культуры".

Михаил Тимиргазиев разделил свою композицию "Медвежья пляска", согласно селькупской мифологии, на два мира – верхний и нижний. Лосиный рог, подобно годичным кольцам дерева, хранит информацию веков. В нижнем мире – души людей. В верхнем – боги и тотемные животные. Сибирские художники заинтересовались тысячелетней культурой коренных народов Сибири и предложили свой язык древней мелодии ожившей в современном мире.

Бубен шамана имеет округлую форму. Не только форма, но и его звук олицетворяет переход из одного мира в другой. На какое-то время и сам художник становится немного шаманом. Он позволяет нам заглянуть в мир древней культуры и цивилизации и, уводя в прошлое, заставляет нас задумываться о будущем.

Впервые об искусстве сибирской неоархаки заговорили несколько десятилетий назад. В этом стиле работали Владимир Капелко из Красноярска и Николай Третьяков из Омска. Владимир Копелко, подобно древнерусским иконописцам, писал свои картины только природными красками, которые сам делал из глины и минералов. Участники выставки "След – 3" считают, что художник – только след на границе времени и пространства. Скоро Сибирская неоархаика отправится назад в будущее по городам Сибири и Канады.