20.02.2007 | 12:11

Почему композиторы не пишут оперы?

Ровно сто лет назад в Мариинском театре состоялась премьера оперы Римского-Корсакова "Сказание о невидимом граде Китеже". Это был своеобразный итог жизни композитора. В свое сочинение он вложил много сил, и театральная постановка была крайне важна для него. Современным композиторам гораздо сложнее: только Леониду Десятникову довелось увидеть свое детище на сцене Большого. Почему же театры не заказывают оперы, а современные композиторы их не пишут? Рассказывают "Новости культуры".

Николай Андреевич Римский Корсаков полтора года писал свою оперу "Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии" и еще полтора года ждал ее постановки на сцене Мариинского театра. Он успел увидеть свою оперу, но вскоре 64-лений композитор, написав эпилог – оперу-сказку "Золотой гребешок", – ушел из жизни. Дмитрию Шостаковичу повезло меньше. Его опере "Леди Макбет" газета "Правда" присвоила титул "Сумбур вместо музыки", тем самым отказав композитору в даре писать оперы. Шостакович их больше и не писал. Композитор Владимир Тарнопольский уверен, что это было системной ошибкой государства. "Все ненаписанные оперы стали фантомной моделью для двух поколений композиторов. То есть воспроизводился канон 50-летней давности", – поясняет Владимир Тарнопольский.

Канон этот мало соотносился с реальными требованиями оперного театра и с тем, что происходило на Западе. Неудивительно, что вскоре советские оперные театры совсем отказались от постановки современные опер. Последняя – опера Щедрина "Мертвые души" – была поставлена лет тридцать назад. Единственная первая и пока последняя ласточка – это "вылазка" в Большой театр композитора Десятникова и писателя Сорокина с имевшими большую пиар-компанию "Детьми Розенталя". В свою очередь Мариинский театр должен был ответить постановкой оперы московского композитора Владимира Мартынова "Новая жизнь" по Данте, но дальше одного концертного исполнения дело не пошло. Впрочем, сам Владимир Мартынов считает, что опера как жанр себя дискредитировала. "Сама по себе музыкальная опера, она становится малоинтересна публике. Тут нужны допинговые средства, великие режиссерские имена. Это, может быть, перфоманс. Шоу надо, шоу", – утверждает Владимир Мартынов.

В театрах стали появляться постановки, основным действующим лицом которых стал режиссер. "В современном оперном театре композитора заменил режиссер. Люди интересуются новым, но это не новая опера, а классика в современной постановке, и стремление к новизне этим удовлетворяется", – говорит музыкальный критик и композитор Петр Поспелов. Не то на Западе, рассказывает Поспелов. Там делом престижа считается ставить оперы современных композиторов, и раз в два года каждый крупный театр заказывает новое сочинение. "Обычно оперы заказываются, сколько-нибудь идут, а затем снимаются. Редко какая опера выдерживает вторую постановку, и театры не хотят брать уже поставленные оперы. Им нужен свежачок, эксклюзив", – продолжает Поспелов.

Нашим театрам эксклюзив не нужен. Поскольку музыку, почти буквально, заказывают чиновники, они же платят деньги. "Это репертуарная лотерея, и играть в современную оперу, в эту лотерею, очень опасно, потому что каждому театру нужен успех", – рассказывает художественный руководитель театра "Геликон-опера" Дмитрий Бертман. В эту заранее почти проигрышную репертуарную лотерею пока отважились сыграть лишь раз – в Большом. Поскольку в стол сейчас никто не пишет, оперы сейчас у композиторов не в моде. Ведь тремя годами, как это было в случае с Римским-Корсаковым, сочинительско-постановочный цикл вряд ли ограничится.