11.04.2012 | 09:19

"Театральный роман" по Булгакову – премьера в "Мастерской Петра Фоменко"

«Мистификация в двух частях». В театре «Мастерская Петра Фоменко» так определили жанр нынешней премьеры – по «Театральному роману» Михаила Булгакова. Вдова писателя, Елена Сергеевна вспоминала о невероятной легкости, с которой создавалось это произведение. Каждый вечер, пока она накрывала ужин по возвращении мужа из театра, Булгаков писал несколько страниц и выходил к столу, потирая руки от удовольствия. Много лет спустя, при помощи сына, Сергея Шиловского, она составила список прототипов героев романа. Ознакомиться с ним перед спектаклем было бы полезно, хотя и не строго обязательно: создатели постановки, один из ведущих актеров «Мастерской» Кирилл Пирогов и сам Петр Наумович Фоменко не ограничились миром театрального закулисья. Рассказывают «Новости культуры».

Полтора года даже не репетиций – актерских экспериментов. Этот «Театральный роман» начался с «вечера проб и ошибок». Кирилл Пирогов тогда вот так же, немного сконфуженно, даже робко вышел в этом образе драматурга Максудова.

Закручивали этот «роман» они все вместе: в постановке занята практически вся труппа «Мастерской». Кирилл Пирогов заявлен не только как исполнитель главной роли, но и как режиссер. Признается, правда, вторая ипостась весьма формальна: идеи в эту постановку привносил не только он – все актеры в равной степени, и, конечно, Петр Фоменко.

«Он очень поддерживал работу и поддерживает, – рассказывает Кирилл Пирогов. – И, честно признаться, он, конечно, эту работу поднял целиком. И надежда, что воздух у нее появится и что она заживет. И вот мы все вместе очень об этом мечтаем, чтобы у нее было хорошее дыхание и судьба».

Судьба самого веселого, по признанию критиков романа Булгакова, сложилась непросто. Прошло почти 30 лет прежде, чем его впервые опубликовали.

Писать «Театральный роман» Булгаков начал после того, как его собственный роман с театром закончился. Из репертуара Московского художественного вычеркнули «Мольера», запретили к постановке «Ивана Васильевича». В 36-м он уйдет отсюда навсегда. За нанесенные обиды отыграется в «Театральном романе»: создаст пародию на мхатовское закулисье.

С азартом особым мстил Булгаков Станиславскому и Немировичу-Данченко. В его романе два директора «Независимого театра» – это шаржи на основателей Художественного. В постановке Мастерской они взирают на этот абсурдный мир театра с портретов. «Фоменки», правда, за Булгаковым не следовали, пародию на МХАТ не создавали.

«Это интриги, свойственные человеческому роду, в театре работают люди, поэтому это все не чуждо театру, – говорит заслуженная артистка России Галина Тюнина. – Все театры похожи друг на друга, если немножко перефразировать Толстого: несчастны все, каждый по-своему. А в каком-то своем счастливом единстве все театры похожи, мне кажется».

Из МХАТа булгаковских времен вышел, пожалуй, только один персонаж этого спектакля. Иван Васильевич – изобретатель знаменитой актерской системы. Запуганный цензурой старик. Образ, который во время репетиций, давался сложнее всего.

«Первый показ когда был Петру Наумовичу, было ощущение полного провала, – рассказывает актер Максим Литовченко. – И я ночью смотрел, остался в театре и смотрел, нашел в Youtube Станиславского, там где-то 40 секунд его репетиций. Смотрел, смотрел, смотрел, что-то думал, как-то все вот так сложилось. А потом Максакова Людмила Васильевна очень помогла. Она сказала: губы вот эти Станиславского».

Театр в этой постановке – как самая сложная в мире машина. В этот «Театральный роман» его создатели включили кафкианские мотивы, темы из «Фауста» и трагикомедию жизни самого Булгакова. В начале спектакля звучат строки из «Белой гвардии». В конце – из «Мастера и Маргариты». Финал этого неоконченного автором романа придуман за несколько дней до премьеры и переворачивает многое. Комедию о театре превращает в трагедию художника.