04.03.2007 | 13:58

Охранитель и защитник памятников истории

В Москве попрощались с Алексеем Комечем. Проводить его в последний путь пришли близкие, друзья, коллеги. Соболезнования в связи с его кончиной выразил президент России. Ученый-искусствовед с мировым именем, Алексей Комеч имел репутацию одного из самых бескомпромиссных защитников архитектурного наследия столицы. Несмотря на тяжелую болезнь, он до последнего дня отстаивал исторический облик усадьбы Царицыно и Пушкинской площади. Рассказывают "Новости культуры".

Алексея Ильича Комеча называли охранителем и защитником исторических памятников. Всю жизнь он разыскивал, описывал, оценивал памятники и пытался спасти то, что уцелело. Он говорил, что "любое использование лучше полной брошенности". Однако всегда напоминал об ответственности. Для него важно было сохранить все: будь то интерьеры здания, предметы быта, иконы, фрески. Он не уступал даже в мелочах. Когда началась реставрация Исторического музея, к нему обратился директор Александр Шкурко с просьбой одобрить небольшую реконструкцию. "Он мне сказал: "Пойми, если я тебе скажу, что я согласен, а что скажут о моей позиции по Военторгу, по Метрополю и ряду других известных памятников?"", – вспоминает директор Исторического музея Александр Шкурко.

Для Алексея Комеча ценность представлял не только памятник архитектуры, но и сама среда обитания. Там, где не удавалось сохранить здание, он пытался сохранить исторический ландшафт. Он был экспертом по планированию Москвы и активно выступал против того, что сейчас принято называть реконструкцией. "Вот такой стыдливый компромисс патриотизма и варварства, он родился впервые и воспитан на неправильном представлении и дурном вкусе", – говорит Комеч.

Там , где нельзя было спасти, он пытался сохранить о памятнике хотя бы зрительную память. "В середине 80-х годов я услышал, что Царицыно будет подвергнуто тотальной реставрации. Первое, что я сделал, это я два дня потратил на съемку того Царицыно, которое было, понимая, что это очарование подлинное, оно вот сейчас наибольшее, а потом, оно будет граничить с новоделом", – рассказывал директор Института искусствознания.

Алексей Комеч не любил современную архитектуру. Он видел тот ущерб, который она наносила историческим памятникам и призывал архитекторов более внимательно относиться к старине и не вредить ей, даже невольно. "Благодаря ему произошел огромный сдвиг в профессиональном мышлении современных архитекторов и тех людей, которые принимают участие в градостроительстве", – считает президент Российской академии архитектуры Александр Кудрявцев.

Алексей Комеч спасал не только памятники в России, но и пытался помочь сохранить их в других странах. Даже туристические поездки были для него лишь поводом для изучения памятников. Так было и в Стамбуле. "Алексей с двумя молодыми людьми нашел два каких -то храма, где не были еще изучены фрески. Он провел там все время. Он отбирал у нас четвертушки и отдавал сторожам.И он спас то, что могло бы погибнуть", – отмечает историк Сигурд Шмидт.

Алексей Комеч создал уникальный климат в Институте искусствознания. Здесь проходила опись сохранившихся памятников и готовились проекты об их передаче, выпускались сборники. Теперь без его авторитета это будет делать сложнее.

Читайте также:
Умер историк искусства Алексей Ильич Комеч