07.03.2007 | 12:54

"EXART" по-русски и соц-арт по-китайски

Вторая московская биеннале современного искусства взяла курс на активную политику и завоевывает новые пространства художественной Москвы. Стратегия стала возможной во многом за счет параллельных программ и спецпроектов. Галерея искусств Зураба Церетели знакомит зрителей сразу с несколькими проектами. Современное искусство России представляет экспозиция объединения российских художников "EXART". По соседству работает выставка китайского фотографа Ванга Гуофенга "Утверждение идеальности". Рассказывают "Новости культуры".

Наша общая история – это история социализма. Молодой китайский художник Ванг Гуофенг считает, что его фотовыставка будет интересна российской публике, как художественное переосмысление общего тоталитарного прошлого. "Я снял десять общественных зданий, возведенных в Пекине в 50-х. Это последний всплеск так называемой "сталинской архитектуры". Государственные учреждения, музеи, стадионы – они выражали идею того поколения. И сейчас это уже часть большой истории", – говорит художник.

Хотя у каждого такого пекинского здания есть архитектурный аналог в Москве, сходство все же не стопроцентное. В китайских постройках неизменно присутствует национальный колорит, и пятиконечная звезда часто соседствует с восточной пагодой.

На другой экспозиции представлено осмысление того же прошлого российскими художниками. Спустя двадцать лет после создания картины "Плачь" ее автор Евгений Вахтангов раскрыл первоначальный замысел. "Зародилась эта картина как расстрел царской семьи, но тогда это была запрещенная тема, и вот что я сделал. Хотя, с другой стороны, я эту тему увеличил", – рассказывает Евгений Вахтангов.

Евгению Вахтангову и принадлежит идея создать новое творческое объединение - "EXART". "Потому что в наше время живопись стала немножко "экс"", – говорит художник. Наполовину живопись, наполовину – объекты. В этом пространстве и балансируют пятеро художников. У каждого –есть свой способ держать равновесие. Наталье Толстой, например, не хватает кисти и красок, свои ощущения она передает с помощью обычных пуговиц. "Пуговица – она несет в себе энергию. Каждую пуговицу человек держал в руках, и она наполнилась энергией, эта энергия меняи привлекает", – поясняет Толстая.

Ее коллега Татьяна Файдыш дополняет картины зеркалами. Говорит, это намного интереснее, чем буквально изображать человека. Таким образом зритель становится участником художественного процесса. "Когда человек подходя к работе, видит себя, он как бы обогащает образ картины", – считает Татьяна Файдыш.

Как бы застывшие в воздухе картины Ольги Жилинской, зеркальные объекты театрального художника Дмитрия Крымова, коллажи из фольги Евгения Вахтангова. Экспериментаторы не отрекаются от классической живописи, с которой когда-то и начинали свой путь в искусство. Однако пришло другое время. Отсюда и самоирония, заложенная в приставке "экс".

Все материалы по теме>>>