07.03.2007 | 19:40

"Чайка" – балет по пьесе Чехова

В Театре Станиславского и Немировича-Данченко готовность номер один. На 9-е марта намечена премьера балета "Чайка" в постановке Джона Ноймайера. Хореограф репетирует с десяти утра до двенадцати ночи. Ассистенты даже вынуждены напоминать ему об обеденном перерыве. Ноймайер не только ставит хореографию, он еще и художник по свету, декорациям, костюмам. Поэтому активно общается со всеми службами театра. Рассказывают "Новости культуры".

В Театре Станиславского и Немировича-Данченко Ноймайер чувствует себя как дома в Гамбурге. За полгода это уже третий визит в Москву. На этот раз хореограф прилетел за две недели до премьеры – в свой день рождения. В театре Ноймайер – личность самая популярная. Мягкий и тактичный в жизни, он жесткий и требовательный в работе. Нет ни одной мелочи, которую бы он упустил из виду. Разбирается одновременно с гримом, светом, костюмами.

Радик Зарипов работает с Ноймайером уже семнадцать лет. Вначале танцевал в его труппе, потом стал личным ассистентом. Ноймайер бросает свои замечания второпях, а задача Радика не только услышать, записать, но и огласить вердикт, который частенько занимает несколько страниц.

После репетиции разбор полетов длится около часа. Ноймайеру всегда есть, что сказать и солистам, и кордебалету. Последние дни хореограф, не переставая, говорит о "Чайке", методе Станиславского, футуризме, модернизме и классической школе русского балета. "Я интерпретировал чеховскую "Чайку" и превратил ее в историю хореографа и танцовщиков. Главное в ней – умение экспериментировать с искусством", – говорит Джон Ноймайер.

Ноймайер исследовал чеховские дневники, мемуары, рисунки. В создании декораций ему помогали картины Левитана, которого очень любил Чехов. Он до мелочей изучил стиль балерин Императорского театра и новомодные течения хореографов-новаторов. Каждому герою Ноймайер нашел реальный исторический прототип. "Аркадина для меня, как Павлова и Кшесинская. Прототипом Треплева стали Нижинский и Фокин. А успешный, востребованный Тригорин напоминает мне Лифаря или Баланчина", – продолжает Ноймайер.

Музыка в балетах Ноймайера равнозначна хореографии. На этот раз в музыкальной партитуре – Шостакович, Чайковский, Скрябин. "Это не случайные нарезки. Это честно выстроенные партии", – рассказывает дирижер Феликс Коробов.

В марте у Ноймайера сразу две премьеры – "Чайка" в Москве и "Дама с камелиями" в Ла Скала. К следующему визиту в Россию он обещал подготовиться более основательно и выучить русский язык. Общение через переводчика его тяготит.