11.03.2007 | 13:49

"Любовный напиток" в "Новой Опере"

В "Новой Опере" – премьера. "Любовный напиток" Доницетти. От этого спектакля ждали чего-то необычного. Режиссер Юрий Александров – экспериментатор, известный своими постановками на сцене Мариинки. Для изучения нотного текста был приглашен педагог из Италии. Он приехал специально ставить певцам "тосканское произношение". За дирижерский пульт встал маэстро Эри Клас. О премьере "Любовного напитка" рассказывают "Новости культуры".

Последние метры предпремьерной дистанции. Сто десять человек хора, солисты и Эри Клас. Для того чтобы вместить весь хор в партитуру оперы Доницетти, не требующую большого количества исполнительских сил, потребовалась особая фантазия режиссера. Теперь, кажется, все наоборот. Для того чтобы вместить фантазию режиссера, понадобился большой хор, пять составов солистов и поистине "Новая опера".

Вряд ли простой зритель, выйдя из зала на пятой минуте оперы и вернувшись на двадцатой, – не усомнится, в том, что пришел в тот же зал. "Опера бывает та, старая, романтическая, которую очень любят, и опера современная, жесткая, такая, немножко циничная. В спектакле есть и то, и другое, и я думаю, что зритель должен выбрать, что ему больше нравится", – считает режиссер Юрий Александров.

Тем более, что "Любовным напитком", который превращает неудачника в привлекательного мужчину, могут напоить в любом веке. Были бы предприимчивые граждане, продающие по сходной цене дешевый портвейн незадачливым влюбленным. В этой постановке два временных пласта иногда соединяются прямо на сцене.

Зачем Юрий Александров преодолевает временное пространство в несколько веков, не всегда понятно. Хотя делает он это поистине мастерски. Вполне можно было бы предположить, что вся та же история прекрасно уместилась бы в одной временной плоскости и при этом не была бы менее интересна. Хотя в опере-буфф возможно абсолютно все.

"Буфф" – в переводе с итальянского значит шутка. Написал эту шутку Доницетти всего за две недели. Несмотря на то, что тенором в то время, по словам композитора, был мямля, комик буффо блеял козленком и в довесок – никудышный французский бас. В этом на премьере в "Новой Опере" традиции решили не соблюдать.