15.03.2007 | 11:55

Трагические образы под масками шутов

Мариинский театр продолжает сотрудничество с французским режиссером, лауреатом "Золотой маски" Аленом Маратра. Два года назад он поставил в Петербурге "Путешествие в Реймс" на музыку Россини. Его новая работа на сцене Мариинки – опера Прокофьева "Любовь к трем апельсинам". Маратра известен своими опытами как в музыкальном, так и драматическом театре, а потому на репетициях с ним вокалисты проходят еще и школу переживания. О петербургской премьере Рассказывают "Новости культуры".

Музыкально-фруктовый рай в Мариинском театре. Перед премьерой за кулисами – гастрономическое изобилие: кремовый торт, конфеты и самое главное – апельсины. Эта "вкусная бутафория" – часть свежего, веселого и задорного действа. "Любовь к трем апельсинам" Сергея Прокофьева, по мнению многих критиков, – самая веселая опера ХХ века. Настоящий фейрверк жанров: здесь и итальянская комедия масок, и народная сказка, и буффонада.

Режиссер спектакля, француз Ален Маратра, говорит, с критиками не согласен. "Любовь к трем апельсинам" – только внешне веселая шутка. Прокофьев писал оперу, когда в России гремела революция и под масками шутов прятал трагические образы. "Работа была тяжелой, потому что это не развлекательный, а очень серьезный спектакль. И я требовал от солистов, чтобы они играли, словно актеры драматического театра. Потому что они должны были передать настоящую жизненную историю", – поясняет режиссер-постановщик.

Фантастическое по красоте действие разворачивается прямо в зрительном зале. Для спектакля сшили несколько сотен ярких костюмов по эскизам Миррей Дессанжи. Головные уборы придумывала французский кутюрье Григория Ресио. Артисты Мариинского говорят, работать с французами было так легко, что половина труппы уже свободно говорит на языке Гюго. Однако больше всего, признаются они, на театральные подвиги вдохновлял режиссер. У исполнителя роли главного злодея, баритона Эдуарда Цанги даже появилось желание и дальше играть отрицательных персонажей.

"Это моя пока единственная роль, где я играю злодея. Мне нравится этот образ, который создал Маратра, – то есть, который он попросил меня создать. Мне он очень нравится, где-то в глубине души он даже чем-то близок", – говорит Эдуард Цанга. Для публики все происходящее даже век спустя понятно и остро: борьба за власть и политические интриги – это реалии и XXI столетия. Только в опере все проблемы решаются с помощью шуток, смеха и искренней любви. Вот бы и сегодня, говорят зрители, все было также радужно, чтобы современный мир представлялся нам в оранжевых тонах.

Читайте также:
"Любовь к трем апельсинам" в Мариинке