21.03.2007 | 12:56

Деспотичный педагог, великий пианист Станислав Нейгауз

Сегодня исполняется 80 лет со дня рождения выдающегося пианиста и педагога Станислава Нейгауза. Он принадлежит к знаменитой исполнительской династии, начало которой положил Густав Нейгауз, приехавший в Малороссию из Кельна и основавший здесь свою музыкальную школу. Прославили династию его потомки – Генрих и Станислав Нейгаузы – отец и сын. Обоих считали выдающимися пианистами, но Станислава – еще и лучшим интерпретатором Шопена. Рассказывают "Новости культуры".

Если необходимо что-то узнать о Станиславе Нейгаузе, нужно почитать воспоминания о нем. Они только что вышли. Для того чтобы его лучше понять, нужно съездить в Переделкино – в дом Пастернака. "Он очень много работал, не думал никогда об успехе, о признании, славе. Это было ему чуждо. Многое в нем определяется тем, что он жил в Переделкине, воспитывался в семье Пастернака. Фактически, Борис Пастернак был ему вторым отцом", – рассказывает дочь Станислава Нейгауза Марина.

Нейгауз жил в том доме с двенадцати лет, там начал заниматься музыкой. Чтобы великий поэт и будущий выдающийся пианист не мешали друг другу, каждому для творчества нужна была абсолютная тишина, поэтому пространство поделили. Борис Пастернак занимался в кабинете, а Стасику поставили рояль в сторожке. Их взаимная привязанность на протяжении всей жизни была удивительна. "Пастернак не пропустил ни одного концерта Станислава Нейгауза, а когда он приезжал в Переделкино, так радовался встречам, что говорил: "Кажется, это не ты у меня в гостях, а я у тебя"", – директор Дома-музея Пастернака в Переделкине Наталья Пастернак.

Последние почти двадцать лет Нейгауз вновь жил в том доме. У него была своя комната с роялем. Старинный "Behschtein" начала XIX века, принадлежал еще его деду Густаву Нейгаузу. Тогда уже ушел из жизни Пастернак, а Нейгауз был признанным пианистом, профессором консерватории. Как и его отец, он занимался в 29-м классе. Все ученики его не то что любили – обожали. При том, что считали педагогом деспотичным. "Он старался, чтобы ученики достигли вершин, к которым стремился он сам. Иногда он просто истязал учеников. Со мной тоже было. "Вы понимаете, что не умеете играть?", – я реву в три ручья, – "Понимаю, потому и прихожу к вам"", – вспоминает заслуженная артистка России, профессор Елена Рихтер. Занятия продолжались еще часа два – три.

Сам Станислав Нейгауз любил заниматься по ночам. Бесконечно работал над звуком. "Я с ним играл Второй концерт Шопена. Я помню, как это было филигранно. К сожалению, короткая карьера, жизнь. Быстро исчез. Папа его был гением, он отдал часть своей гениальности сыну", – убежден народный артист России, дирижер Владимир Федосеев.

Читайте также:
Нейгаузы: Густав, Генрих, Станислав

Фестиваль к юбилею Станислава Нейгауза