25.03.2007 | 15:12

Солнечные часы подобны человеческой душе...

В ночь с 24 на 25 марта, стрелки часов по всей стране перевели на час вперед. Деление на "летнее и зимнее время" из экономических соображений ввели в Европе в начале ХХ века. Россия присоединилась в 1917 году. Функциональная перемена не имеет ничего общего ни с астрономическими показателями, ни с биологическими часами человека. Какое время можно считать истинным, а не "договорным"? Ответ укажут солнечные часы. Рассказывают "Новости культуры".

Для того, чтобы наблюдать за солнечными часами, нужно время. В мегаполисе времени ни у кого, как правило, нет. К тому же, как ни прискорбно, в больших городах люди редко смотрят наверх. Все солнечные часы Москвы расположены наверху, на фасадах зданий, мимо которых люди годами, изо дня в день спешат на работу. Последний из могикан – мастер по изготовлению солнечных часов Александр Болдырев. Самые загадочные солнечные часы Москвы расположены на фасаде так называемого "Брюсова дома".

"Молва уверяла, что эти часы то ли указывают клады, зарытые Брюсом, то ли они предсказывают наступление бунтов и революций. Тем не менее, факт остается фактом: в начале ХХ века циферблат был сбит и срублен", – рассказывает Александр Болдырев. Революция 1917 года не пощадила ни часы, ни время – его унифицировали. Каким был циферблат на доме, в котором жил еще Мусин-Пушкин – собиратель древностей, нашедший "Слово о полку Игореве", – никто теперь не берется утверждать. История этого дома до сих пор остается тайной и для исследователей, и для людей, увлекающихся мистикой.

Еще одни солнечные часы, находятся в самом центре Москвы. Дом на Никольской – бывшая Синодальная типография. Там книгопечатник Федоров напечатал первую книгу. Солнечные часы там были всегда. "Эти часы очень точны. Если вы посмотрите на них внимательно, то они показывают то самое время, которое сейчас и есть", – продолжает Александр Болдырев. Поверхность часов на Никольской объемная. Они позволяют узнать еще и день наступления весеннего и осеннего равноденствия. Не официального, а настоящего, астрономического, объективного, не зависящего от экономических показателей.

Еще одни часы обнаружились на здании университета на Моховой улице. Они показывают время только до тринадцати часов сорока пяти минут. О них ничего неизвестно. Ими никто не интересуется. Напоследок мастер сказал: "Обычно, когда люди смотрят на солнечные часы, их не интересует собственно время – время можно узнать и по наручным часам. Люди думают о другом. Они подобны человеческой душе. Работают только тогда, когда светло".