29.03.2007 | 11:41

Металл богов и царь металлов

В Историческом музее готовятся к новой выставке. Ее название – "Металл богов и царь металлов". Все это о золоте – главном материале, из которого делаются и украшения, и награды, причем не только ордена и медали. Бесценной наградой становились золотые предметы, которые цари дарили своим фаворитам. О самом драгоценном хранилище Государственного исторического музея рассказывают "Новости культуры".

Сначала кажется, что это пещера Али-Бабы, в которой хранятся тысячи драгоценных камней, но это сокровищница русских царей. За каждым экспонатом – страница российской истории. С трудом Татьяна Сизова, заведующая отделом драгметаллов, поднимает митру. На ее изготовление ушло полтора килограмма чистого золота. Мастера Оружейной палаты сделали ее для Гедеона Четвертинского, когда в 1685 году он принимал сан митрополита украинского.

"Но самое главное, он принимал сан из рук Патриарха Всея Руси, – то есть украинская церковь окончательно оформила свои отношения с Россией, признавая и духовную власть московского патриархата", – поясняет заведующая отделом драгоценных металлов Исторического музея Татьяна Сизова.

Икона Вседержителя была предназначена для Успенского монастыря в Александровской слободе – второго по значению в России, куда ссылали богатых знатных женщин. На венце Спасителя красуется очень редкий, винного цвета сапфир. Серебряный оклад весом в восемь килограммов щедро позолочен.

Чарку сделал лично Петр Первый для губернатора Москвы Матвея Гагарина – в награду за роскошные торжества по случаю победы в Полтавской битве. Она из простого орехового дерева, но именно эта чарка претендует на звание жемчужины коллекции. "Матвей, понимая важность такого подарка, отдал ее в Оружейную палату, и здесь ее украсили червонным золотом самой высокой пробы и 350 бриллиантами, алмазами греческой огранки", – продолжает Татьяна Сизова.

Однако царский подарок не спас Матвея Гагарина от царского же гнева. Уже будучи губернатором Сибири, он был признан виновным в злоупотреблении властью и повешен. Чарка обнаружилась только в 20-х годах прошлого века, когда в Торгсине ее хотели обменять на продукты. "К счастью, там работал оценщик фирмы Фаберже, который понял ценность и сообщил в Исторический музей, и в обмен на предметы массового изготовления столовых приборов эта чарка поступила в ГИМ", – добавляет заведующая отделом.

В другом кубке главное не сотни алмазов, а надпись, которая из них выложена. "За Богом молитва, за царем служба не пропадет". Ее заказал граф Александр Остерман-Толстой. Это был принцип жизни бесстрашного полководца. Многие из этих единиц хранения ни разу не покидали стены музея. Сотрудники говорят, в этих сокровищах такая энергетика, что растрачивать ее просто жалко.