03.04.2007 | 11:36

Диктатура совести Михаила Шатрова

Его пьесы вызывали настоящие общественные бури. В адрес Михаила Шатрова приходили мешки писем. Отклики были разные: от резко негативных и возмущенных – до самых восторженных. Но было в этом ворохе корреспонденции одно письмо, которое драматург хранит до сих пор. Там написано: "Я переписала вашу пьесу в особую тетрадь. Неизвестно, что случится (шел 1988 год). А я хочу, чтобы эту пьесу обязательно прочел мой сын". Михаил Шатров, драматург и киносценарист, один из создателей отечественного политического театра, сегодня принимает поздравления с 75-летием. Рассказывают "Новости культуры".

Свою первую пьесу "Чистые руки" он в 1955-м принес в Московский ТЮЗ. Пьеса понравилась, ее взялся ставить Павел Цетнерович с Роланом Быковым в главной роли. Репетиции шли замечательно, пора было печатать программки и афиши, но возникла загвоздка: фамилия автора пьесы – Маршак. Михаил Маршак. "Директор театра, все кричали: давай срочно псевдоним. Позвонил даже сам Самуил Яковлевич. Мы с ним встретились, и он мне тоже сказал: "Миша, лучше псевдоним, чтобы не было ощущения, что тебя кто-то тянет"", – рассказывает драматург.

Псевдоним рождался сложно. Михаил пытался изобретать: Апрелев, Туманов – все не то. На вечерней репетиции режиссер разрешил проблему: его любимый герой в пьесе – Шатров, вот он и решил стать Шатровым, а герой пусть будет Петров, Лавров – не имеет значения. Так появился на свет драматург Михаил Шатров.

Пьесы, посвященные молодежной проблематике, появлялись одна за другой: "Место в жизни", "Современные ребята", "Лошадь Пржевальского". Однако основной его темой очень скоро становится разоблачение культа личности и возможность восстановления "ленинских норм партийной жизни". "Меня стало интересовать, почему?. Почему такое несоответствие того, что творится вокруг, с тем, что хотели люди когда-то сделать, обещали сделать, и откуда все взялось? И я стал увлекаться историей", – поясняет Шатров.

Он писал свои пьесы, основываясь на исторических фактах и архивных документах. Пьесы "смутьяна и ревизиониста" на сцену проходили с большим трудом. Тридцатитысячный тираж единственного прозаического произведения "Февраль" вообще был сожжен. Но "политический театр" Шатрова набирал силу: "Именем революции", "Большевики", "Синие кони на красной траве", "Так победим", "Диктатура совести".

"Я помню все замечательные спектакли в "Современнике", во МХАТе времен Ефремова, у Товстоногова и, конечно, в Ленкоме. И 86-й год, когда решалась судьба перестройки. И вот тогда "Диктатура совести" внесла свою лепту", – вспоминает художественный руководитель театра Ленком Марк Захаров. "Диктатура совести" – это не только название пьесы. "Диктатура совести" – это лозунг его жизни. Сегодня Михаил Шатров отошел от драматургии. Есть занятие более важное – международный культурный центр на Красных Холмах. Об этом он готов рассказывать часами: как в 86-м родилась идея, как резервировалась земля, как добывались подписи высоких чиновников.

К юбилею драматурга его друзья выпустили пятитомник, в котором многое о многом – жизнь, учителя, театр, пьесы и длинный список книг, по которым изучал историю. "Подрастает целое, огромное поколение, молодое, которое ни слова не должно брать на веру. И вот то, что они сейчас слышат от меня, они все равно должны проверить. Посмотреть эти книги, чтобы убедиться: так было на самом деле", – считает Шатров. Младшая дочь Шатрова Александра накануне совершенно серьезно заявила отцу: "Знаешь, каким должен быть самый главный тост на твоем юбилее? Быть добру". Михаил Филлипович посмеялся – забавно слышать это от семилетнего ребенка. А потом задумался: ведь это и есть самое главное.