03.04.2007 | 18:12

Привет, переданный из прошлого

В 1957 году Госфильмофонд СССР стал полноправным членом Международной Федерации киноархивов. Закон об обмене архивами позволял участникам Федерации взаимно пополнять свои киноколлекции. Как правило, каждому открытию предшествовала кропотливая исследовательская работа. Но иногда сенсационные находки поджидали архивистов там, где их совсем не искали. Историю одного из таких открытий рассказывают "Новости культуры".

Начало июля. В Болонье стоит невыносимая жара. В это время там традиционно проходит фестиваль восстановленных фильмов "Обретенное кино". Картина "Мадонна спальных вагонов" сенсации не предвещала. Российский киновед Валерий Босенко честно признается, что, просматривая эту непримечательную французскую ленту 1927 года, расслабившись в вечерней прохладе, он просто заснул. "В полудреме увидев, когда из камеры вытаскивают пленника на расстрел, я подумал, что фильм 1927 года – это через четырнадцать лет, после того как с Лубянки вытаскивали Эфрона. И как только я это понял, меня ударило током так, что никакого сна уже не осталось. Я понял, что я только что увидел Эфрона, но кадр кончился. Из-за своего сна я просто не мог представить себе, сколько он длится", - говорит Валерий Босенко.

Этот крошечный эпизод длится всего двенадцать секунд. Муж Марины Цветаевой Сергей Эфрон был человеком увлекающимся. В конце 20-х годов, будучи в эмиграции, он активно интересовался кинематографом. Сестра Марины Ивановны из Москвы присылала ему киножурналы. Он изучал теорию кино, снимался в массовке и получал за это сорок франков в день. "Это для семьи из четырех человек, которые нищенствовали и голодали, в отличие от круга Мережковских и Гиппиус, которые жили в своем доме", - продолжает Валерий Босенко.

Видела этот фильм Цветаева или нет, неизвестно, но то, что этот эпизод оказался пророческим, бесспорно. Задолго до трагического возвращения на родину, ее муж воплотил на экране свою будущую учесть, примерив ее как случайную роль. В 1941 году Эфрон был расстрелян в казематах Лубянки. К сожалению, история не сохранила до наших дней не только киноматериалов, но даже записи голоса великой русской поэтессы. Судьба семьи Цветаевой – это трагедия всей русской культуры ХХ века.

"От семьи не осталось ничего. В канун XXI века кто-то из членов семьи – ее муж – присылает такой привет, неведомый ни во Франции, где это случилось, ни в России, куда это пришло. И вот такой привет оказался переданным, воплощенным наяву, потому что это был, фактически, наш последний обмен фильмами напрямую с зарубежными архивами", - отмечает Босенко. Сегодня безвалютный обмен, благодаря которому долгие годы пополнялась национальная кино-коллекция, не существует.