04.04.2007 | 11:37

Аки Каурисмяки: "Суицид, или новый фильм?"

От мойщика посуды и почтальона до культового режиссера, ставшего кинематографическим представителем Финляндии в мировом культурном сообществе. Аки Каурисмяки встречает пятидесятилетний юбилей с убеждением, что "кино в нашем мире – это единственная достойная внимания вещь". После каждого нового фильма режиссер клянется, что это последняя лента. В мире кино на такие заявления реагируют спокойно и терпеливо ждут. Вот уже почти двадцать лет картины Каурисмяки становятся яркими событиями самых значительных кинофорумов. Рассказывают "Новости культуры".

"Суицид, или новый фильм. Надо подумать", – говорит Каурисмяки. Третьего не дано. Хотя однажды он пошутил: если бы не режиссура, он стал бы величайшим в истории посудомойщиком. Вполне в его духе. "Кино сегодня – это великий обман, в котором я не хочу участвовать, но с другой стороны, я такой бездарный, что больше ничего делать не умею", – признается Аки Каурисмяки. Поэтому и выдает стабильно в год по одной, а то и по две картины.

В большое кино Каурисмяки вывел брат Микки, а прославили его коллеги-музыканты. Киноистории о приключениях самой плохой в истории рок-группы "Ленинградские ковбои", руководил которой сам Каурисмяки, назвали исключительно финскими. Вышедшие в самый разгар интеграционного бума, они отрезвили соотечественников.

Ирис из ленты "Девушка со спичечной фабрики", Анри из картины "Я нанял убийцу" – герои его фильмов. Это неудачники, потерявшие все, кроме человеческой души. Раскрывая своих героев, Каурисмяки будто говорит о себе. Он вечно на "окраине" киномира, но он сам выбирает такую позицию. Шуму тусовок он предпочитает тишину полуночных баров. "Самое волшебное в кино – это то, что все идеи приходят ко мне в баре, особенно в таком баре", – говорит режиссер.

В прошлом году Каурисмяки закончил еще одну свою трилогию о несчастных и потерявшихся людях. "Человек без прошлого" – о бездомных, "Плывущие облака" – о безработных. Наконец, "Огни городской окраины" – об одиноких. "Нужно держать глаза открытыми, а сюжеты, они везде, на каждом шагу", – отмечает Каурисмяки.

К своему пятидесятилетию Каурисмяки добился титулов гуру современного авторского кино, "минималиста, вернувшего звуковому кино чистоту и невинность", "великого немого" и лестных сравнений с "Бергманом наших дней". Сегодня киноманы даже из самых отдаленных стран на одном дыхании произносят его сложное имя.