05.04.2007 | 10:50

Раздвинувший границы кинематографа. Питеру Гринуэю – 65

Он начинал как художник, но однажды, рисуя с натуры викторианские замки, страшно разозлился на мешавших ему детей и овец. Эти впечатления Питер Гринуэй перенес в свой первый фильм "Контракт рисовальщика". С тех пор он больше не занимался живописью, зато за прошедшие двадцать лет снискал славу одного из самых амбициозных и смелых режиссеров Европы. Сегодня знаменитому британскому кинематографисту, художнику и писателю исполняется 65 лет. Рассказывают "Новости культуры".

"В его фильм ты окунаешься, тонешь, тоже становишься утопленником и ведешь какой-то отсчет. Он заставляет обращать внимание на все", – считает режиссер Ираклий Квирикадзе. По мнению Питера Гринуэя, кино умерло 31 сентября 1983 года. В день, когда был изобретен пульт дистанционного управления, а значит, зритель получил возможность легко переключать каналы. Впрочем, похоронив кинематограф, режиссер не перестает снимать картины, а значит, все еще надеется его воскресить. "У него есть такая фраза: "Что мне мешает снимать кино? Сценарий, камера, актеры"", – добавляет Квирикадзе.

Раздвигать границы кинематографа за счет его сочетания с другими видами искусства Гринуэй начал уже в своей дебютной картине "Контракт рисовальщика", где живопись и музыка играли не меньшую роль, чем, собственно, кино. "Визуальная часть удивительна совершенно во всех его фильмах. Есть какие-то барочные переборы, может быть, но это тоже своеобразная эстетика", – отмечает Ираклий Квирикадзе. "Первые его картины, внешне сохраняя особенности исторического кинематографа, всегда заходили слишком далеко, всегда шокировали, всегда содержали в себе элементы чрезмерного, причем намерено чрезмерного", – рассказывает киновед Кирилл Разлогов.

Насыщенность, полифоничность картин Гринуэя вызвана тем, что режиссер стремится воздействовать сразу на все органы чувств. Однако окончательно потеряться в потоке информации зрителю не дают разбросанные автором ориентиры – цифры. Гринуэй обожает все классифицировать. Даже свое творчество он называет не режиссурой, а составлением каталогов. "Особенности его темперамента в том, что он нарушает те границы, те рамки, которые приняты в культуре его времени. Он переходит из одного вида искусства в другой, из одной сферы деятельности в другую. Он любит разного рода обобщения, в том числе глобального характера", – отмечает Кирилл Разлогов.

Любовь режиссера к каталогизации достигла апогея в его последнем фильме "Чемоданы Тульса Люпера", где Гринуэй попытался разместить самые главные предметы двадцатого века по 92 чемоданам. Почему он выбрал именно такую цифру? 92 – атомный номер урана, а, по мнению британца, открытие урана стало важнейшим событием двадцатого века. Именно оно сформировало социальное и политическое поведение людей. С концепцией режиссера можно не соглашаться. Бесспорно другое: иной такой попытки охватить взглядом прошлое столетие кинематограф не знает.