17.04.2007 | 19:55

Сказания Земноморья

В последние годы Япония лидирует на мировом кинорынке по производству комиксов и анимации. В этой стране лучшие анимационные ленты обгоняют по кассовым сборам не только национальное художественное кино, но и голливудские хиты. Сегодня в российский прокат выходит новый Аниме-фильм "Сказания Земноморья". Картину снял Горо Миядзаки – старший сын известного японского режиссера Хаяо Миядзаки. Рассказывают "Новости культуры".

Двадцать лет Миядзаки-старший мечтал экранизировать романы о "Земноморье". Американская писательница Урсула Ле Гуин права на экранизацию не продавала, но пять лет назад вдруг сама предложила из своих сказаний сделать анимацию. Именно тогда фанат творчества Ле Гуин Миядзаки-младший сказал Миядзаки-старшему что отныне не хочет быть архитектором, а хочет снимать мультфильмы.

Конечно, сын знал, на что шел: во-первых, неизбежны сравнения с отцом, ленты которого давно стоят в одном ряду с классикой Студии Уолта Диснея. Во-вторых, романы о Земноморье – это тоже классика сказочно-фантастического жанра, как "Властелин колец" и "Хроники Нарнии". Соответственно, все почитатели фэнтези будут пристально смотреть экранизацию и искать расхождения с литературным первоисточником. Сын снимал на студии отца "Джибли", одной из самых крупных в Японии, и с той же командой, что долгие годы работает с Миядзаки-старшим.

В этой саге-фэнтези есть все, что должно быть: пещеры и замки, драконы и маги, жрецы и убийцы. Несовершеннолетний герой покидает дом, странствует по свету, встречает девушку и благодаря ей, наконец, понимает, что есть добро, а что зло. Правда, за несколько часов до этого юноша убивает своего отца. Зачем – непонятно. Кроме того, непонятно, куда делись драконы, вызвавшие хаос на Земле.

В целом, в сценарии есть существенные минусы, но есть и большой плюс в картине звучит музыка композитора Тамия Тэрасима, большого поклонника духовых инструментов, и в "Земноморье" часто слышны волынки. Кстати, в отличие от отца, у которого главные цвета – синий и зеленый – листва и небо, – младший Миядзаки выбирает огненную гамму: оранжевый и золотой. Получилось красиво, но этого явно недостаточно, чтобы о бывшем архитекторе заговорили как о перспективном режиссере. Критики разводят руками: дебют есть дебют, и сразу же вспоминают 70-е годы и первую ленту Миядзаки-старшего, встреченную криками "Браво!"