21.04.2007 | 17:51

Владимир Котляров (Толстый): "Я рабочий человек"

Исполнилось 70 лет художнику Владимиру Котлярову, известному под художественным псевдонимом "Толстый". Жизнь художника, поэта и актера Толстого похожа на сценарий довольно витиеватого фильма: образование он получил сначала инженерное, потом искусствоведческое. Во время службы в армии попал в авиацию, летал на первых советских бомбардировщиках, работал начальником вычислительного центра, в шестидесятые придумывал новые направления в современном искусстве, а в восьмидесятые снимался в кино во Франции. Он говорит: "Со мной все это случалось, потому что я очень веселый человек". Котляров прилетел из Парижа, чтобы встретить юбилей в кругу близких друзей. Рассказывают "Новости культуры".

Расписные купюры – визитная карточка художника и его подарок всем тем, кто пришел на его творческий вечер. Котляров-Толстый давно изобрел свой художественный способ деноминации денег. Покрытые вязью изречений, цитат и афоризмов, они будто теряют свою официальность. "С деньгами так, как я, свободно никто не обращается. Я делаю то, что хочу. И могу себе позволить не думать о продаже, реализации, о трех копейках", – говорит Владимир Котляров. Он поворачивается спиной, а на спине – надпись: "Я рабочий человек: все богачи – либо воры, либо дети воров".

В его мастерской в Париже хранятся тысячи объектов: расписные купюры, галстуки, шляпы и картины, которые Толстый создает не мазками, а словами. Он придумал собственное направление – "вивризм", от французского слова "жить". Десять заповедей "вивризма" – это десять коллажей. В них – наставления для молодых.

Когда-то он сам, будучи начинающим художником, покинул родину и поселился на Монмартре без денег, не зная языка. Ему помогли друзья. "Толстый, если хочешь есть два раза в день, пойди по этому адресу. Там молодой мальчик делает свой первый короткометражный фильм, но денег у него нет", – вспоминает Котляров. Молодого мальчика звали Эрик Барбье. Сейчас он один из известнейших французских режиссеров. Русский в стеганом ватнике так ему приглянулся, что незнание французского не помешало. С тех пор Толстый снялся в тридцати девяти фильмах: работал с Клодом Шабролем, братьями Дарденн.

В Москве он бывает нечасто. В день рождения друзья решили восстановить справедливость и устроили выставку, а Толстого приняли в члены Союза художников СССР. Лучше поздно, чем никогда. В ответ он одаривал всех медалями со своим профилем. "Жизнь счастливая, когда друзья, старые любовницы, старые жены – все здесь", – замечает Котляров.