16.04.2012 | 19:45

В Петербурге завершается 11-й Международный фестиваль балета "Dance Open"

Британская газета «Independent» включила этот форум в десятку лучших европейских фестивалей. В Петербурге сегодня подведет итоги «Dance Open». Каждую весну Международный фестиваль балета принимает в северной столице именитых танцовщиков и хореографов и мира, сохраняя концепцию «открытости» всем стилям. На сей раз ритм смотра задали «универсалы» из нью-йоркской труппы «Bad boys of dance». Еще одна традиция «Dance Open» – гала, посвященные юбилеям великих артистов балета. В этом году на фестивале вспоминали Наталью Дудинскую – исполнилось 100 лет со дня рождения одной из самых романтических танцовщиц петербургской школы. Рассказывают «Новости культуры».

Гастроли этих артистов расписаны на несколько лет вперед. Но эти три дня они – в Санкт-Петербурге на фестивале «Dance Open». «Открытый танец» объединил Восток и Запад. Звезд классического балета и американских «Bad boys of dance» – возмутители спокойствия, не признающие авторитетов, ломающие традиции – впервые здесь со своим шоу.

Это такая игра в плохих мальчишек, но на деле – все совершенно по-другому. Как паиньки делают класс, готовят мышцы к двухчасовому марафону. Раста Томас свою команду собрал пять лет назад. Классический танцовщик, отказался от амплуа принцев и вышел на улицу, чтобы танцевать не по правилам.

«Мы танцуем везде, – рассказывает художественные руководитель «Bad boys of dance» Раста Томас. – В торговых центрах Индии, на площадях и улицах Америки. В престижных залах и молодежных дискотеках. Танцуем, как хотим. Многих это раздражает, ведь люди не любят и боятся, когда что-то делают не так».

Член жюри Артур Митчелл, патриарх американского балета. Знает всех советских балетных эмигрантов. Учил балету и «плохих мальчишек».

«Я был знаком с Нуреевым, – рассказывает Артур Митчелл. – Знаю Барышникова и Макарову. В Америке они тоже пробовали новые техники. Каждый ищет себя, как эти ребята из «Bad boys». Я знаю Расту с 12 лет, и Джамбал – высокий чернокожий – тоже мой ученик. Они так легко танцуют в разных стилях. Это замечательно. Ведь такие шоу привлекают молодежь к балету».

Не успев отдышаться, танцовщики идут на встречу с самыми терпеливыми зрителями. Здесь их тоже встречают овациями. Автограф-сессия растягивается еще на полчаса. Теперь «Bad boys of dance» в Петербурге на равных с премьерами Мариинки. Здесь их много. Вечер, посвященный столетию со дня рождения Натальи Дудинской, собрал ее звездных учеников.

«Дудинская была необыкновенным оптимистом, – вспоминает руковидель фестиваля Екатерина Галанова. – Очень позитивным человеком. И этот заряд победоносный, который потом все мы разнесли по жизни и то, что мы все, даже те, кто ушли из балета, помним каким бойцом была Наталья Михайловна. Мне кажется, что это очень важно и это очень здорово, что нам безумно повезло».

Владимир Малахов прилетел из Берлина. У него свое приношение балерине, которой не было равных по темпераменту.

«Как будто у нее был моторчик в одном месте, в «Баядерке» – это был сумасшедший дом. От нее все это и пошло», – говорит он.

В этот вечер звезды танцуют фрагменты балетов, в которых блистала Дудинская. Маленькая, но очень техничная – настоящий вихрь на сцене. Ульяна Лопаткина уроки своего звездного педагога помнит. В этот вечер Мариинская прима под музыку Глюка заставила бисриовать зал.

«Еще в школе она дала ощущение того, что нужно учиться, – говорит Лопаткина. – Но всегда на сцене уметь танцевать, а не только выполнять то, что задано танцем, задано текстом. Именно танцу она нас учила, порыву, естественности, искренности».

Солистка Большого Евгения Образцова первая получила премию Имени Дудинской на 10 международном конкурсе артистов балета. На выпускном она танцевала «Золушку» под пристальным взглядом великой балерины.

«Я помню, как я с дрожью встала, когда она шла ко мне, чтобы сказать замечания, – вспоминает Евгения Образцова. – Я стояла, обомлев, глядя на нее, на легенду живую. Она посмотрела на меня и так нежно сказала: «молодец деточка, все у тебя хорошо».

Имя Дудинской – во всех балетных энциклопедиях. Ее пуантовую технику до сих пор считают высшим пилотажем. Ее имя собирает полные залы. Не каждая современная прима рискнет танцевать ее репертуар, определивший целую эпоху советского балета.