25.04.2007 | 00:00

"Борис Годунов". Все сделано очень тонко

23 и 24 апреля на Новой сцене Большого театр прошли генеральные репетиции оперы "Борис Годунов". Вчерашняя генеральная репетиция оказалась двойной – артисты и режиссер вносили последние поправки перед сегодняшней премьерой, съемочная группа телеканала "Культура" готовилась к прямой трансляции, которая состоится 28 апреля в 18:55.

Уже на первых сценических репетициях стало ясно, что зрителей ждет удивительное действо – яркое, удивительно достоверное. А у телезрителей появится уникальная возможность увидеть премьерный спектакль в прямой трансляции, причем увидеть даже то, что будет скрыто от зрителей, пришедших в Большой театр: в антракте мы покажем 20-минутную программу о том, как создавалась опера.

О работе над проектом перед генеральной репетицией мы поговорили с Андреем Владимировичем Торстенсеном – режиссером Студии музыкальных программ телеканала "Культура". Именно он будет вести прямую трансляцию 28 апреля.

- Андрей Владимирович, Вы оказались в ситуации, когда от одного режиссера зависит то, каким зрители увидят детище другого режиссера. Какие задачи сейчас самые важные?
- Я человек телевизионный, я выполняю свою работу. В данном случае, моя режиссура заключается в том, чтобы как можно точнее, даже ремесленнее передать и не испортить все то, что происходит на сцене. Это, может быть, слишком жесткая формулировка, но… Режиссер-постановщик – Александр Николаевич Сокуров. Его характеристики я давать не буду – вы все прекрасно знаете и без меня, потому что это выдающийся мастер.
А прямая трансляция – это в некоторой степени репортаж. И в мою задачу входит по возможности не испортить режиссерский замысел (смеется).

- У Сокурова были какие-то пожелания? Ведь он всегда разбирается в съемочном процессе до самых тонкостей.
- Да, ну он же человек такой… Он дотошный. Спрашивал, какую технику используем, он же в курсе всего, он знает это все. Я даже, честно говоря, думаю: а почему бы ему самому не провести эту прямую трансляцию? Наверное, у него просто времени нет. Ведь это было бы интересно, посмотреть, как он это сделает. Конечно, он спрашивал. И надо отдать ему должное, что он не ретроград.
Сейчас мы попали в выпускной период спектакля. Нам в какой-то степени повезло, ведь обычно как бывает – почти не видишь спектакля, только какие-то контуры.

- А сейчас была большая подготовительная работа?
- Естественно, у него была большая работа с артистами, с ними он репетировал в репетиционных залах, а сценических репетиций было не так много. Вообще, он в довольно жестких условиях: 4 дня – десятого, одиннадцатого, двенадцатого и тринадцатого были первые сценические репетиции, еще не было всего оформления, всех костюмов. Тогда впервые встретились с оркестром – именно на сценической репетиции, хотя Ведерников, конечно, репетировал с ними. Но вот сценическая репетиция – эти четыре дня, утром и вечером, примерно по три часа. Когда Бэлза беседовал с Сокуровым, Александр Николаевич сказал, что он считает, что этого мало, но это условия сегодняшней жизни.
23 апреля был генеральный прогон с первым составом, 24 – со вторым, и его мы снимаем. Большой театр, надо отдать ему должное, - огромное спасибо, - дал нам возможность 24 апреля провести техническую репетицию. Это очень важно – посмотреть, как все это ложится на камеру, проверить точки съемки. Первый раз, по-моему, такое в нашей практике. Конечно, бывали случаи, но вот такой период подготовки – я имею в виду именно телевизионной подготовки – впервые.
Что касается техники… Этот зал (Новая сцена, - прим. ред.) конечно не есть Большой театр. Большой театр, здание, зал – это все само по себе произведение искусства. Но опять же, надо отметить, что Большой театр идет на компромиссы. Обычно говорят: "Кран здесь ставить нельзя, здесь зритель, который купил билет". Большой театр помогает нам и не препятствует.
У нас будут камеры над сценой – так называемая "голова" (в моей практике это было в "Войне и мире" в Мариинке, это интересно для определенных сцен), кран в оркестровой яме. Всего будет 9 камер.

- В антракте зрители телеканала "Культура" увидят фильм о спектакле. Что в нем будет?
- Фильм – это сильно сказано, это программа. Те четыре дня, когда они репетировали, мы снимали. Там будет большое интервью с Александром Николаевичем Сокуровым, очень интересное – он всегда очень интересно говорит, человек интересный. Там интервью с Каплевичем, с Купером, с некоторыми актерами. И какие-то фрагменты процесса работы. Я думаю, что это будет интересно.

- Конечно, ведь при подготовке к спектаклю сделано очень много – великолепные костюмы, фантастические декорации.
- Совершенно справедливо. Есть у меня такая внутренняя идея: а может, вообще потом сделать какое-то кино, еще что-то доснять… Потому что закулисная жизнь театра очень интересна, интересно в эту щелочку заглянуть – "а что же там происходит?".

- Тем более, когда это так красиво и необычно?
- Да, необычно! Хотя, я должен вам сказать, что лично мне согрело душу, что там нету такого аляповатого модернизма. Все-таки Сокуров делает спектакль, исходя из традиции, которая существует еще со времен Шаляпина. Сейчас же модно делать из оперного спектакля аляповатое шоу, на мой взгляд. Сокуров же, мне кажется, делает абсолютно правильно как художник. Все сделано очень тонко.
Как это будет смотреться во время трансляции? Пока не знаю. Я вообще считаю, что особенно интересно, когда режиссер постановщик сам сделает телевизионную версию. Именно версию, у нас же не версия, мы фиксируем то, что они сделали, мы фиксируем спектакль. Я думаю, что если бы Сокуров делал сам, скажем, киновариант, это получилось бы… безусловно, совсем другое. Конечно, это было бы очень интересно, но это очень дорогой проект.

Читайте также:

Все материалы по теме>>