27.04.2007 | 11:09

"Онегин". Возвращение на сцену

Иметь в своем репертуаре "Евгения Онегина" для оперной труппы – признак хорошего тона. Для Театра Станиславского и Немировича-Данченко это название всегда было еще и символом. Именно с "Онегина" началась оперная студия Станиславского, а потом и сам театр. Знаменитая постановка не сходила с его афиши почти семьдесят лет. Вынужденный перерыв случился только в последние годы: из-за пожара не было своей сцены. Но теперь, когда "квартирный вопрос" решен, возвращается и "Евгений Онегин". Александр Титель создал новый спектакль. Премьера сегодня вечером. Рассказывают "Новости культуры".

Массивную световую декорацию в театре уже прозвали "золотыми софитами". Сцена бала будет, как и положено, яркой и праздничной. Никаких провокаций в декорациях и антураже. На сцене останутся знаменитые семь колонн. Сценограф спектакля Давид Боровский даже специально ходил в Дом-музей Станиславского, чтобы увидеть зал, где репетировали первого "Евгения Онегина". К сожалению, Боровский успел сделать только макеты к спектаклю. Теперь на постановщика возложена двойная ответственность. "Не оплошать перед тем, что было когда-то, и перед соавтором – великим художником", – говорит Александр Титель.

Как ни странно, это первый "Евгений Онегин" в послужном списке Александра Тителя, да и дирижера Феликса Коробова. Найти особенный угол зрения на произведение, которое есть едва ли не в каждом театре, слова которого знают даже школьники, – задача повышенной сложности. Решили пойти от истории. "Забыли, что изначально "Онегин" был революционной оперой. Мы хотели вот эту искренность, импровизационность оставить", – поясняет дирижер-постановщик Феликс Коробов.

Титель сделал главную ставку на актерскую индивидуальность. Андрей Баторкин пел Онегина еще в прежнем спектакле, а потому может сравнивать. "Это отношение сегодняшнее попытались внести. Хотя это очень сложно. Пушкин писал про другое время", – рассказывает исполнитель партии Евгения Онегина Андрей Баторкин.

Строгие линии, четко выверенные цвета. Ни одной лишней детали, которая оттягивала бы внимание на себя. Даже платья главных героинь одноцветны. Действие напоминает плавную, очень логичную смену картин: не тех, что прописаны и пронумерованы в либретто, а картин живописных. "Хотелось создать театральную симфонию на тему вечной красоты и вечной "нескладухи" русской жизни", – замечает Александр Титель. Эти вечные темы зазвучали в "Евгении Онегине" по-новому. Хотя в традиционных партитуре и либретто не было изменено ни единой ноты, ни единого слова.