03.05.2007 | 19:46

Рассказ о счастливой Москве

В Театре Олега Табакова – премьера. Спектакль "Рассказ о счастливой Москве" по роману Андрея Платонова в постановке Миндаугаса Карбаускиса. Его по праву называют основным режиссером "Табакерки". Там Карбаускис поставил свои лучшие спектакли: "Дядя Ваня" Чехова, "Когда я умирала" Фолкнера, гоголевске "Мертвые души" и "Рассказ о семи повешенных" Леонида Андреева, который в этом году был удостоен "Золотой маски". Теперь – новая работа Карбаускиса. Рассказывают "Новости культуры".

Один спектакль Карбаускиса в афише "Табакерки" сменяет другой. Непонятно, почему его называют самым неразговорчивым режиссером. Он говорит, что хороший театр любит прозу. После андреевского "Рассказа о семерых повешенных", Карбаускис рассказывает историю о "Счастливой Москве" Платонова. "Этот всеобщий праздник, как тогда, в те годы, труда не отменит. И значит, тогда пихали людям иллюзию, сейчас ее пихают. Многие в эту иллюзию верят. Везде плохо, кроме нас, кроме здесь", – говорит режиссер. В условном пространстве можно рассказать о чем угодно. Актеры, в сущности, ведь тоже рассказывают эту историю, наблюдая за своими персонажами со стороны.

Москва Ивановна Честнова говорит: "Нас учат уму, а ум – в голове, снаружи ничего нет". С лучистыми глазами, ямочками на щеках на сцене самая платоновская девушка российского театра – Ирина Пегова. Она выдергивает вилку из розетки, сжимает ее в руке, и вода продолжает кипеть в стакане. Когда-то она сыграла платоновскую Фро в дипломном спектакле Василия Сенина. Миндаугас Карбаускис думал, что многие будут вспоминать постановку его однокурсника, потому предложил Пеговой эту роль в самый последний момент. "Первого апреля позвонил и сказал. Сложно было, что ребята знали текст, а я два слова связать не могла", – рассказывает Ирина Пегова.

Инсценировка романа писалась довольно долго. По словам режиссера, все это происходило на репетициях. "Менялись сцены, актеры – это было самое тяжелое", – признается актер Дмитрий Куличков. Удивительный, парадоксальный платоновский язык сохранен в неприкосновенности. Почти все герои – тоже: служащий Божко, хирург Самбикин, механик Сарториус. "Я прочитал, немного понял. Это же, как сказка: маленькая девочка, и все обороты платоновские, их же не выкинешь", – говорит актер Александр Яценко.

"Все это так быть должно" – этими словами Карбаускис заканчивает свой спектакль. Хотя у Платонова в финале совсем другая фраза. "Если бы все человечество лежало спящим, то по лицу его нельзя было бы узнать его настоящего характера и можно было бы обмануться". Считается, что "Счастливую Москву" Платонов не дописал, а Карбаускис уверен, что это законченное произведение.