05.05.2007 | 12:37

Набоковские чтения на Женевском книжном салоне

Женевский салон книги и прессы, как и всякое мероприятие подобного рода, – это место встречи издателей с авторами, авторов с читателями и критиками. Есть еще одна заинтересованная в литературном процессе сторона – литературоведы и исследователи. Именно они стали главными героями второго дня работы салона – дня "Набоковских чтений". В июне исполнится тридцать лет со дня смерти писателя. Последние шестнадцать лет жизни он, как известно, провел в Монтре. Небольшой тихий городок неподалеку от Женевы давно уже стал для русских литераторов своеобразной Меккой. Рассказывают "Новости культуры".

Российский павильон на Женевском салоне единственный, на котором представлены музейные раритеты. Часть знаменитой коллекции бабочек Владимира Набокова предоставил музей в Лозанне. Об увлечении писателя энтомологией знают все, но немногие знают о том, что он семь лет проработал в гарвардском Музее сравнительной зоологии. Участники круглого стола "Набоков, во-вторых и во-первых" сосредоточились как раз на таких малоизвестных фактах.

Известно, что первым крупным произведением Набокова должен был стать роман "Счастье", так никогда и не опубликованный, но, согласно исследованиям Ивана Толстого, он вошел частями в более поздние произведения писателя. Если это верно, то можно предположить, кто был героем несостоявшегося романа. "Идеи, скорее всего, были в голове главного героя, который был, скорее всего, эмигрантом, который излагал свои мысли в письмах к любимой", – рассказывает историк литературы Иван Толстой.

Тексты Набокова многозначны и практически не поддаются адекватному переводу. Из-за этого в свое время профессор Жорж Нива даже отказался участвовать в издании полного собрания сочинений Набокова на французском языке. "Проблема, с какого переводить. Есть авторизованный английский текст русских романов. Есть менее авторизованный текст на английском языке. Я считаю, надо переводить с русского", – говорит Жорж Нива. Он согласен с нашими специалистами: русские и английские варианты даже в переводе самого Набокова сильно отличаются. Это игра, которую писатель придумал для своих читателей. Об этом Жорж Нива разговаривал с Набоковым во время их встречи в Монтре.

От Женевы до Монтре – час езды. Отель Монтре-Палас, где Набоков с супругой прожили шестнадцать лет, стал достопримечательностью. Его легко найти. Перед входом – памятник работы Александра и Филиппа Рукавишниковых. Туда Набоков приехал из США. Швейцарский период его жизни был наиболее спокойным и благополучным. Подробности готов поведать любой из служащих отеля: "В Монтре-Палас Набоковы занимали несколько комнат на шестом этаже. Мы сохранили кабинет и спальню. В остальных же помещениях сейчас обычные номера. Да и в этом номере тоже иногда останавливаются. Мы смотрим, чтобы это были только известные и уважаемые люди".

Там Набоков перевел на английский "Евгения Онегина", написал "Аду", "Просвечивающие предметы", работал над "Оригиналом Лауры". Этот последний роман так и остался незавершенным. Набоков завещал его уничтожить, чего сын писателя пока не сделал. Никто, кроме него, не знает, о чем это произведение, кто его герой. Даже после своего ухода Набоков интригует читателей. Он остается верным своим принципам, которые сформулировал так: "Мои наслаждения самые интенсивные из доступных человеку: литературное творчество и ловля бабочек".

Все материалы по теме>>>