07.05.2007 | 11:09

"Электра" на сцене Мариинки

Балет Мариинского театра выступает в Москве на Пасхальном фестивале, а в Петербурге Мариинка дает оперную премьеру. Самую известную музыкальную версию античного мифа – "Электру" Рихарда Штрауса – поставил британский режиссер Джонатан Кент. За дирижерским пультом – маэстро Валерий Гергиев. Рассказывают "Новости культуры".

В 1913 году "Электра" прошла на сцене Мариинки только три раза. По роковому стечению обстоятельств, премьера совпала тогда с 300-летием дома Романовых. В мрачном сюжете о цареубийстве цензоры усмотрели намек на российский престол, и спектакль был запрещен. От блестящей постановки Мейерхольда и Головина ничего не осталось. Современное сценическое решение шедевра Рихарда Штрауса – результат совместного творчества сразу трех англичан: художника Пола Брауна, художника по свету Тима Митчелла и режиссера Джонатана Кента. "Для меня нет разницы ставить драматический спектакль или оперный. Здесь ритм действия, безусловно, задается музыкой, но главная цель режиссера – рассказать публике увлекательную историю", – считает Джонатан Кент.

Классический сюжет об Электре, одержимой идеей отомстить за смерть отца, существует на мировой сцене практически во всех театральных жанрах – от балета до мюзикла. Джонатан Кент перенес действие оперы из Древней Греции в эпоху модерна. Сцена разделена на две части: как добро и зло, свет и тьма, жизнь и смерть. Многослойные декорации усложняют и без того непростую задачу для исполнителей – музыкальное красноречие Штрауса требует от всех участников спектакля работаы на пределе возможностей. "По эмоциональному накалу музыка невероятно глубокая, напряжение необычайное. И мы сделали все, чтобы передать этот накал страстей. Невероятно сложно было выразить всю скорбь главной героини Электры. Мы действительно выкладывались по полной", – рассказывает художник Пол Браун.

"Электра" убедительно доказывает: вокальные кладовые Мариинки бездонны, а современный взгляд на оперное искусство способен сделать понятными и интересными для зрителей уже забытые и совершенно новые постановки. Практически закончив вагнеровский проект, театр продолжает осваивать музыкальное наследие музыкальных гениев ХХ века.