16.05.2007 | 13:22

Третий фестиваль "Дягилевские сезоны" открылся в Перми

Третий фестиваль "Дягилевские сезоны" открылся в Перми. В его программе – выставки из Третьяковской галереи и Штутгартского института современного искусства, мировая премьера оперы Сидельникова "Чертогон", конкурс продюсерских проектов, творческие вечера Беллы Ахмадулиной, Бориса Мессерера, Леонида Десятникова. Открытие "Сезонов" предварило официальное открытие в Перми памятника Сергею Дягилеву. Его создал Эрнст Неизвестный. Рассказывают "Новости культуры".

В первый день Дягилевского фестиваля в Пермской картинной галерее открылись сразу две выставки. Такое совмещение событий – вынужденная мера. Иначе запланированных десяти дней просто не хватит. Работу Эрнста Неизвестного "Гигантомахия" Пермская галерея приобрела еще в 90-х, когда работы мастера стали появляться на арт-рынке. Теперь "Гигантомахия" находится в центре большой экспозиции в рамках "Дягилевских сезонов". Представлены бронзовые статуи и графика Неизвестного. Все, что удалось найти на данный момент в России, в государственных и частных коллекциях. Столь любимый художником образ кентавра варьируется в серии "Мужские каприсы". Редкая удача – увидеть сразу двадцать пять офортов из цикла "Жизнь художника". Всего их триста шестьдесят пять. "Триста шестьдесят пять дней маэстро вставал утром, пил чай, пытался понять свое состояние. По этим ощущениям он садился за пластину и выполнял гравюры", – рассказывает доверенное лицо Эрнста Неизвестного в России Михаил Петров.

Третьяковская галерея привезла уникальную подборку эскизов и графики Михаила Ларионова и Натальи Гончаровой – художников, чьи декорации и костюмы определили образ Дягилевских "Русских сезонов". Создав декорации для "Золотого петушка" в 1914 году, Наталья Гончарова, по ее собственным словам, проснулась знаменитой. Она сразу получила предложение от Стравинского поработать над его "Свадебкой". Эскизы к двум постановкам до сих пор часто путают. "Первый вариант "Свадебки" похож на "Золотого петушка". Часто этот эскиз неправильно называют. Он нарядный, красивый. Стол накрыт, напоминает о другом сюжете", – рассказывает старший научный сотрудник Третьяковской галереи Евгения Илюхина.

После первой мировой войны Гончарова и Ларионов приехали к Дягилеву в Швейцарию. За шесть месяцев они разработали план русских сезонов на десять лет вперед. В Пермской галерее представлены эскизы к "Русским сказкам", "Садко", "Литургии". Самое интересное – это шутливые наброски Ларионова: Дягилев с цветком, а также знаменитый профиль Дягилева, ставший эмблемой фестиваля в Перми.

Гончарова, Ларионов, Неизвестный – эти художники никогда не были в Перми, но их произведения оказались здесь благодаря Дягилеву. Даже после смерти на свою малую родину импресарио привлекает только самое лучшее. Поэтому фестиваль в Перми открывает одноактный балет "Шопениана" – тот самый, который произвел фурор на первых "Русских сезонах" в Париже в 1909 году.

На вечерние спектакли фестиваля билеты раскупили задолго до его начала: запланировано много премьер. В программе есть на этот раз и детские спектакли. Непременная часть дягилевских сезонов – экспериментальное соединение жанров. "Опера встречается с джазом, фламенко – с оперой. На этих новых территориях и рождается новое ощущение искусства", – говорит художественный руководитель фестиваля Георгий Исаакян.

Поиск нового – именно это отличало Дягилева, ставило его, предпринимателя от искусства, в один ряд с художниками, музыкантами, танцовщиками. Дягилевский феномен – тема обсуждений, которые наряду со спектаклями являются неотъемлемой частью Пермского фестиваля.

Все материалы по теме>>>