20.05.2007 | 15:08

Как уплывал "Философский пароход"

"Философский пароход" – это трагическая страница российской истории, прервавшая преемственность развития интеллектуальной мысли на долгие годы. В 1922 году большевики депортировали из страны ученых-гуманитариев и деятелей культуры. На пароходах "Пруссия" и "Обербургамистр Хакен" за границу было выслано более двухсот представителей духовной элиты. Секретное письмо Ленина, давшее ход этой акции, было подписано 85 лет назад – 19 мая 1922 года. Рассказывают "Новости культуры".

Новая политика начала 20-х годов прошлого века – это не только НЭП. Известное ослабление диктата в экономике сопровождалось усиленным завинчиванием политических гаек. Велась охота на эсеров и членов других партий, арестовывали священников, ВЧК сменил свое название на ГПУ. Ходили панические слухи: Ленин болен и отстранился от дел. Слухи были не беспочвенны. Здоровье вождя мировой революции действительно пошатнулось. Однако накануне апоплексического удара он успел дать ход новой кампании. Сначала редакцией Уголовного кодекса: "Надо расширить применение расстрела с заменой на высылку за границу.

19 мая 1922 года Ленин написал секретное письмо Дзержинскому: "К вопросу о высылке за границу писателей и профессоров, помогающих контрреволюции. Надо это подготовить тщательнее. Без подготовки мы наглупим". Честь составления первого списка с указанием круга лиц, профессий и даже фамилий принадлежала Владимиру Ульянову-Ленину. За лето чекистами были подготовлены списки: московский, питерский и украинский – вперед на год. Был назначен и час "икс".

Первый "философский пароход" отправился из Петрограда в ночь с 16 на 17 августа 1922. До конца года за пределы России было выслано более двухсот человек: Николай Лосский, Лев Карсавин, Иван Ильин, Николай Бердяев, Александр Изгоев – неисправимые и несговорчивые. Не последние и не первые. Их уклад мысли не вписывался в идеологию и политику, которая проводилась в те годы.

Иногда и сейчас можно услышать, что высылка – это был в высшей степени гуманный акт Советской власти, благодаря которому выдающиеся представители нашей интеллигенции сохранили свои жизни. Их не постигла судьба тех, кто был арестован или погиб в годы репрессий. Кстати, впервые эту идею выдвинул Троцкий. Однако у русского писателя Михаила Осоргина есть такие строки: "Когда говорят – погибла Россия, России нет, мне жаль говорящих. Значит, для них Россия была всем, чем угодно, только не всей страной его культуры – от края до края, не всем народом – от русского академика до кликуши и деревенского конокрада. Пока ты жив, пока ты зелен, как листок – должен верить в свое родное дерево. Иначе – зачем жить?"