27.05.2007 | 14:34

Первый международный конкурс дирижеров имени Светланова

В субботу в Люксембурге завершился Первый международный конкурс дирижеров имени Евгения Светланова. О том, как проходил финальный тур конкурса, рассказывают "Новости культуры".

Их осталось только четверо – тех, кого хотелось бы назвать прямыми наследниками Евгения Светланова; тех, кто мог справиться со всеми трудностями произведений, которые в свое время называли репертуарным коньком русского дирижера. Тех, кто играет Чайковского и Рахманинова, как свою родную и близкую музыку. "Тот человек, который выиграет конкурс, должен обладать чертами преемственности. В этом и состоит трудность конкурса", – считает член жюри, главный дирижер оркестра Большого театра Александр Ведерников.

Первым на сцену вышел испанец Роберто Форес Весес. После первых двух туров он считался фаворитом. В кулуарах даже поговаривали, что на конкурс его пригласили специально, чтобы поднять престиж дирижерского соревнования. Он это отрицает. На вопрос, кого из дирижеров современности он любит, Весес, называя фамилии Гергиева, Юровского, с удивлением для самого себя говорит: "Получается, что русских".

Весесу было трудно: оркестр был не разогрет. Поэтому он начинал, как с чистого листа. Впрочем, к этому современному дирижеру приходится привыкать. "Постоянно работать с каким-нибудь одним оркестром – это мечта. Но нагрузка дирижера нашего оркестра – от десяти до тридцати концертов в год. А что делать в другое время? Остается работать с другими оркестрами. Это весьма приближено к условиям этого конкурса. Сделать быстро и хорошо", – говорит Роберто Форес Весес.

Болгарин Россен с многообещающей для русского уха фамилией Гергов на десять лет моложе своего испанского конкурента. Кстати, возрастной разброс конкурсантов огромный – от двадцати до сорока лет. Однако молодость не мешает Гергову показать себя даже лучше, чем на предыдущих турах.

Выгодно отличается от других конкурсантов единственная девушка финала – бразильянка, живущая в Буэнос-Айресе, Дебора Вальдман. В свои неполные тридцать лет она успела побывать ассистенткой Риккардо Мути и понравиться председателю жюри Владимиру Ашкенази. Однако особенно интересным многие называют англичанина Бенджамина Эллина. С оркестром он работает более чем уверенно.

Дирижерское жюри с интересом наблюдает за процессом, как племя юное из незнакомого становится вполне опознаваемым и даже узнаваемым. "Вообще я считаю, чтобы получить диплом начинающего дирижера, нужно двадцать лет дороги. Но все же сразу видно тех, у кого музыка в пальцах, а у кого простая техника", – говорит член жюри Жан-Клод Казадезус.

Как показал конкурс и неуспех наших дирижеров, важна не только музыка в пальцах, но и знание языков, и умение общаться с оркестрами разных стран мира. Евгений Светланов, говоря о своем идеале дирижера, утверждал, что он должен быть немой, но не глухонемой, чтобы общаться с оркестром жестами, мимикой. Чем меньше слов, тем лучше.

Однако финал Конкурса имени Светланова показывает: учитывать национальную специфику страны и оркестра этой страны, как и умение передать свои мысли и чувства, очень важно. Поэтому быть немым в работе с оркестром не лучшая политика.

Читайте также:
Конкурс Светланова остался без победителя

Мистерия дирижерства в Люксембурге