08.10.2012 | 11:05

Вспоминая Марину Цветаеву

«Москва! Какой огромный странноприимный дом!» В этой строчке Марины Цветаевой – суть ее отношения к родному городу. Известно несколько столичных адресов поэта. Один – в Борисоглебском переулке. Архитекторы утверждают, по планировке другой такой квартиры в Москве не было. В канун 120-летия со дня рождения Цветаевой в Борисоглебском побывали корреспонденты «Новостей культуры».

Как театр с вешалки, этот дом Марины Цветаевой начинается с лестницы. Здесь она встречала гостей, здесь – их встречают и теперь. Даже экскурсии ведут на каком-то поэтическом языке. Так, что не отличишь, где цитаты из цветаевской прозы и поэзии, а где собственно рассказ экскурсовода о ней самой.

«Это дом-корабль, – рассказывает научный сотрудник Дома-музея Марины Цветаевой Галина Данильева. – Раз корабль – значит, трап, без лестницы существовать не может. Лестница, которая ныряет вниз – значит, в трюм. Лестница, которая поднимает сюда – на второй уровень, конечно, она поднимает нас, если не на палубу, то на капитанский мостик».

Восемь комнат, три уровня. Цветаева скажет – не квартира, а «колодец волшебства и уюта». Здесь у каждого пространства свое, придуманное поэтом, имя. Комната «синелунность» со знаменитым потолочным окном, «приглашающим сумерки». В ней бывали Бердяев и Бальмонт, Эренбург и Завадский. Это окно Цветаевой придется своими руками заколотить – в Гражданскую войну оно пропускать в дом будет уже не сумерки, а холод.

Тот самый «граненый кабинет», рабочее место Цветаевой, которое она называла самым счастливым, самым лучшим в жизни. Здесь написаны 11 книг из 15 вышедших при жизни поэта. Стол, так она сама решила, непременно должен стоять у окна. И дело даже не в освещении. Окна – тогда, в 1914 – выходили в сад, где была рябина, цвели левкои. Это был тот самый пейзаж, который помогал работе.

Теперь за этим окном не увидишь ни деревьев, ни клумб. Это строгий двор мегаполиса. Сам «Маринин дом» чудом удалось сохранить. Его трижды приговаривали к сносу.

«Здесь будет коммуналка, настоящая советская коммуналка, – рассказывает Галина Данильева. – И в квартире номер 3 будет проживать в один период 11 семей. В одной из комнат – Сережиной комнате – будет проживать 11 человек в одной комнате».

Те восемь лет, что Цветаева прожила в этом доме, сейчас изучены в мельчайших деталях. В детской стояли клетки с белками, на полу в кабинете лежала шкура волка. Известно, что Цветаева запрещала смахивать паутину в этой квартире, ведь «женщина не может без кружев». Страницы жизни поэта малоизученные в этот юбилейный год открывает Ольга Казнина. Она рассказывает о поездке Цветаевой в Лондон. Это были две мартовские недели 1926 года. Цветаева выступала со стихами и прозой на вечерах в Институте славянских исследований. В Лондон ее пригласил знаменитый критик Дмитрий Святополк-Мирский.

«Ее укачивало во всех видах транспорта, и переезд через Ла-Манш был для нее настоящей мукой, – говорит Ольга Казнина. – Она это, конечно, упоминает, что путешествие было, транспортировка, просто ужасная была».

Зато встреча с Лондоном будет прекрасной. Цветаева – дочь основателя Музея изящных искусств – нынешнего Пушкинского – будет жить неподалеку от Британского музея. Чуть ли каждый день изучать его залы. За две недели напишет горы писем, но вот стихов почему-то не будет. О Лондоне она потом еще несколько лет будет писать – Пастернаку, Ходасевичу. Называть этот город своим.

«Когда читаешь письма Цветаевой из Лондона, видишь абсолютно другого человека, – отмечает Ольга Казнина. – Этот Лондон был единственными каникулами во всей ее жизни».


О том, что в Лондоне на Торрингтон сквер, 9 жила когда-то Цветаева, знают пока немногие. Конечно, паломничества в этот дом – такого как в московский дом-музей в Борисоглебском переулке – нет. Но Цветаеву на английский по-прежнему переводят. Количество этих переводов уступает лишь выпущенным на немецком и французском языках. Уступает только пока, отмечают британские исследователи.

Памяти поэта смотрите на нашем канале сегодня в 20.45 документальный фильм из цикла «Острова», посвященный «Последнему дневнику» Марины Цветаевой.
 

Читайте также: 

120 лет со дня рождения Марины Цветаевой. Беспощадная обнаженность чувств