30.05.2007 | 13:42

"Ekodoom" в постановке Рами Беера

Это четвертый визит в Россию знаменитого танцевального провокатора, хореографа Рами Беера. Московские критики заточили перья и приготовились писать на тему уникальных приемов, которыми Рами постоянно впечатляет публику. В его спектаклях есть танцы на кроватях, танцы с ширмами. Однако на этот раз ничего экстраординарного с реквизитом не происходит, за исключением самого танца и света. В последней работе "Ekodoom" хореограф, возможно, превзошел самого себя. Рассказывают "Новости культуры".

Рами любит черешню, поэтому не раздумывал, получив приглашение на фестиваль "Черешневый лес". В прошлом году хореограф впервые увидел снег и на себе испытал, что такое минус тридцать пять. В этом году все с точностью до наоборот: жара, как в Израиле. Снег вдохновил Рами на новую постановку, как всегда, без конкретного сквозного сюжета, но с маленькими историями.

Художник по свету Йоси Ревах колдует над компьютером. С Рами он больше пятнадцати лет и каждый раз рисует свои световые картины на черном заднике сцены. В последней работе он превзошел сам себя по световым эффектам. В спектакле свет меняется больше ста раз. Сцену заполнят дымом, а потом еще раз проверят точность попадания световых лучей в которых живет танец.

Рами никогда не говорит танцовщикам, что и как делать. Он просит их показать свои чувства и переживания, смотрит, что получилось, и потом все это объединяет. Так рождается танец Рами Беера, который остается загадкой для многих критиков. Сейчас Артур Астман пластически вспоминает свои переживания, когда он впервые выполнял задание хореографа. "Мои переживания – что чувствовал к своей любимой девушке", – говорит Артур Астман, танцовщик труппы.

Вполне в духе Рами предложить танцовщице стать корнями дерева и поместить ее в ящик. Заставить кордебалет маршировать в жестком ритме и на этом фоне танцевать романтическое соло. К своим спектаклям хореограф не дает подсказок. Разве что в названии – "Ekodoom" – слово, придуманное самим Рами. Его вполне можно расшифровать так: "Eko" – экология и "doom" – разрушение. Впрочем, кто-то ассоциирует "doom" с компьютерной игрушкой-стрелялкой, популярной лет десять назад. Рами не против интерпретаций. "Каждый зритель здесь может увидеть что-то свое, особенное. Каждый делает личную интерпретацию. Все зависит от точки в которой находишься – точки собственного сознания", – поясняет Рами Беер.

Работая над спектаклям Рами думает уже над следующей постановкой. Выпуская на свободу свои идеи, он уже пребывает в плену новых. После премьеры в Израиле "Ekodoom" первой увидела Москва.