31.05.2007 | 11:49

Главное разочарование художника Ильи Репина

Разочарование художника Ильи Репина. О том, что главный передвижник мечтал о революции, известно давно, но то, как он принял Советскую власть, выяснилось только сейчас. Рассказывают "Новости культуры".

Доктор исторических наук Татьяна Горяева возглавляет Государственный литературный архив уже семь лет и до недавнего времени сенсационных открытий не ждала. Однако обнаружилось восемьдесят не известных ранее писем Репина. В архив они попали недавно от наследников советского Третьякова – коллекционера Ильи Зильберштейна. Того самого, чье собрание картин легло в основу Музея личных коллекций на Волхонке. "Вот эта папка открывается совершенно замечательной, такой малоизвестной фотографией Ильи Ефимовича", – рассказывают в архиве.

Собственную фотографию Репин использовал в качестве новогодней открытки, но отправил ее вовсе не первого января. Через три года после революции Репин продолжал считать дни по юлианскому календарю. Писал в старой орфографии– с "ять" и "ер". Ехать в советскую Россию не спешил.

Репин на аллее своего имения "Пенаты" в Финляндии. Там художник жил практически безвыездно последние двадцать лет жизни. Ругать новую власть публично он не решался, ведь в России в качестве гарантии лояльности осталась заложница – его дочь. Однако художник ненавидел большевиков страстно. "Вот куда вывела кривая культура дураков Ужас! Ваш Илья Репин", – писал он.

Тем и ценны для исследователей эти, ранее не известные письма Репина к некоему меценату Виктору Базилевскому. Базилевский жил в Эстонии, а значит, писать ему Репин мог свободно. Впрочем, случалось художнику и отвлечься от серьезного тона. "Ну я бы назвала это чеховским: "а у нас поспел крыжовник". Вот он отчитывается, что посадил картошку, и он, как белорусы говорят, вот я цитирую: "буйной"", – рассказывают в архиве. Однако через несколько строчек Репин вновь становился серьезным: "Его вот такие красочные описания природы переходили в более глобальные обобщения. Вот что он пишет описывая бурю и ураган: "А вчера была у нас буря и ветер, и прочее. Да, проклятое совдепство, конечно же, перед концом разыгралось вовсю. Страшное ослепление: боролись за свободу, век свободы, и получили еще небывалое рабство"".

Тем временем в Союзе большевики прочно включили Репина в свой советский пантеон. В 1925 году в Русском музее торжественно открылась огромная юбилейная выставка художника. На ней была и картина под названием "Отказ от исповеди". Репин называл свое полотно иначе – просто "Исповедь", безо всякого отказа. Однако мнение художника-невозвращенца советских кураторов к тому моменту уже не интересовало.