03.06.2007 | 13:25

Пятый Международный конкурс скрипичных мастеров

В субботу в Москве открылся Международный конкурс скрипичных мастеров. Пятый по счету, он посвящен памяти Мстислава Ростроповича. 75 уникальных инструментов – cкрипки, виолончели, и даже смычки, созданные мастерами Белоруссии, Германии, Италии, России, Украины, – будут соревноваться за звание лучшего. Все они представлены в столичном Музее имени Глинки. Как звучат эти инструменты, можно будет услышать 12 июня – в Гала-концерте. Рассказывают "Новости культуры".

До самого финала никто не может узнать имен мастеров, а зрители даже не увидят самих инструментов, лишь услышат звуки из-за ширмы. Все пребывает в атмосфере строжайшей секретности. Однако музейные работники все же знают чуть больше. По крайней мере, им знакомы девизы, под которыми мастера из Италии, Польши и других стран прислали свои детища на конкурс. При названии инструментов особенно не фантазировали: "Обычно это бывает так: имя женское, или мужское – Давид, Анна", – поясняют они.

Пока главные участники конкурса молчали, жюри, еще не отягощенное строжайшей тайной, наоборот, находилось в самом приподнятом настроении духа. Победитель первого конкурса 1990 года Владимир Китов показываел свой "Золотой рубанок" – награду конкурса. У итальянца Джобатта Морасси – свой приз, который он должен был вручить на конкурсе. Председатель жюри Игорь Фролов, помимо решения организационных разговоров, слушаел им же сочиненную музыку. В исполнении мобильного телефона она звучит довольно часто.

Член жюри Амиран Оганезов до самого последнего момента открытия работал в мастерской, которая находится прямо на территории Музея. Оганезов постоянно экспериментирует: разное дерево, грунт, лак. Говорит, что у него, как и у любого мастера, есть свои секреты. Какие, он не расскажет никому. Правда, добавляет, что итальянцы тоже никому ничего не говорили: "Так засекретились, что сами потеряли. Сейчас начали все сначала".

Амиран Оганезов говорит, что не ждет от конкурса чудес: современных Страдивари нет. Достойных очень мало. Так и получается: десять достойных выходят в третий тур. "Правда, недавно один мастер меня уверял, что пройдет лет сто – сто пятьдесят, и его инструменты будут звучать не хуже, чем старинные. Но нам же интересно, что сейчас. Правда?" – говорит Игорь Фролов.

Поэтому и начинается каждый Конкурс Чайковского состязанием лучших инструментов. И хотя каждый мастер знает, что после Конкурса с инструментом-победителем придется расстаться (часть останется в Музее, часть войдет в Госколлекцию), в Москву едут охотно. Слава Страдивари и скрипичные тайны – вещь соблазнительная.