19.04.2012 | 10:31

Невероятная история Святой Ксении Петербургской на сцене Молодежного театра

В Российском Молодежном театре премьера. Спектакль по пьесе Вадима Леванова «Святая блаженная Ксения Петербургская в Житии». Постановка Натальи Шумилкиной идеально вписалась в контекст времени. История героини рассказана актерами без пафоса. Ведь сейчас, как и в XVIII веке, люди жадны до чудес и недоверчивы к духовному подвигу. Кого-то это смешит, кого-то пугает, а кого-то спасает. Рассказывают «Новости культуры».

За два с половиной года, пока рождалась эта полуторачасовая работа, первоначальный замысел – психологического, бытового спектакля – изменился на сто восемьдесят градусов.

«Когда мы сделали несколько сцен, мы поняли, что это такие сопли, слезы, нервы, наматывание кишок на руки, это было очень тяжело, – рассказывает режиссер Наталья Шумилкина. – И тогда мы поняли, что сыграть историю святой невозможно, потому что тогда нужно одеться так, как она, пойти в морозы – психологически постигать, как она вообще жила».

И тогда историю Святой Ксении Петербургской, которая, согласно житию, после смерти горячо любимого мужа переоделась в его платье, назвалась его именем, раздала имущество и скиталась по Петербургу вплоть до своей смерти, решили рассказать под прикрытием масок. В стиле и духе русских скоморохов, уличного балагана. Артисты куражатся, ерничают, злословят, плачут. Не проживают, но пересказывают историю, на которую иначе – признаются – ни сил, ни смелости бы не хватило.

«Наверное, у меня никогда не было таких ролей, – признается народный артист России Алексей Блохин. – Обычно было что-то мягче, смешнее, юмористичнее».

О реальной Ксении Григорьевне Петровой известно немного. Драматург Вадим Леванов, назвав свою работу «пьесой в клеймах», то есть в картинах, добавил Ксении житейских перипетий. То она спасает из Невы поэта Василия Тредиаковского, то прощает и благословляет проститутку Катю, к которой якобы хаживал ее покойный муж. Актеры согласны: без таких бытовых ситуаций и деталей раскрыть образ было бы совсем невозможно.

«Это абсолютно ее реальная история, – рассказывает заслуженная артистка России Татьяна Матюхова. – Ей было и страшно, и больно и горько. Как она сама в себе все это преодолевала – как это ее переворачивало. И всех людей, которых она встречала».

Идея необычных войлочных костюмов пришла в голову актрисе и по совместительству сценографу постановки Вере Зотовой. Такая фактура словно смягчает возможный конфликт между святой темой и ее сценическим воплощением. На спорной перекрестной территории театра и церкви в РАМТе сделали историю о прощении и любви, которая всех других чувств больше.