06.06.2007 | 12:09

Переодетый портрет Елизаветы Петровны вернулся в Петергоф

В Петергофе произошло событие, которого ждали полвека. Портрет императрицы Елизаветы Петровны обрел завершенный исторический облик. Реставраторы воссоздали уникальную раму, которая погибла при пожаре во время войны. Над этим ажурным обрамлением мастера работали целый год. О том, как "переодевали" полотно кисти художника Ван Лоо, рассказывают "Новости культуры".

Высвобождая ажурную раму от толстой поролоновой упаковки, Виктор Ларионов вспоминает, что свою первую фигурку – самолетик – он вырезал из дерева еще в шесть лет. Тогда, признается мастер, он и не мечтал о дворцовых интерьерах. Теперь его работы украшают самые знаменитые залы Петергофа. Под поролоном – ажурная резьба в стиле барокко и сусальное золото тоньше человеческого волоса. Рядом дожидается первой примерки знаменитое полотно кисти Ван Лоо – портрет Елизаветы Петровны. Картину предстоит "переодеть" – так на языке специалистов называется сложный процесс смены обрамления. Портрет императрицы осторожно укладывают в новую раму, и, наконец, приходит время завернуть первый шуруп, который реставраторы называют "золотым".

В самый ответственный момент во дворце отключили электричество. Пришлось даже одернуть плотные занавески, которые спасают картины от яркого света. Мастера осторожно закрепили портрет, чтобы не повредить ни один резной завиток. Впрочем, небольшой фрагмент все же пострадал. Новую раму пришлось реставрировать прямо на месте. Однако автор совсем не расстроился и даже заверил музейщиков, что посетители дефекта не увидят. Несколько шпилек, клей, и все готово. "Я профессионал. Для меня ничего сложного здесь нет", – говорит Виктор Ларионов.

Казалось бы, самое трудное уже позади: рама воссоздана, картина "переодета". Однако последний шаг всегда самый ответственный. Вернуть полотно на прежнее место – тоже большое искусство. Чтобы максимально точно выровнять картину на стене потребовалось не менее десятка специалистов. После нескольких примерок портрет занял свое место.

Рама была утрачена во время войны. Сами полотна успели эвакуировать. Вернуть картине исторический облик хотели еще полвека назад, но осуществили только теперь.