06.06.2007 | 17:10

"Корсар" в Большом. Редакция Ратманского

Спустя двенадцать лет на сцену Большого возвращается "Корсар". Взяв за основу постановку Петипа, которая была осуществлена в 1899 году на сцене Мариинки, Алексей Ратманский делает свою редакцию балета. Ради исторической достоверности была проведена серьезная научно-исследовательская подготовка. Вчера состоялась первая репетиция в декорациях. Рассказывают "Новости культуры".

Восточные кувшины, курага и ковры. Танцовщики начинают обживать восточный базар. Это первая репетиция в декорациях. Главное не запутаться во входах и выходах. Алексей Ратманский лично разводит мизансцены. В спектакле всего семь составов. Николай Цискаридзе на этот раз исполняет главную партию Конрада. В предыдущих двух версиях "Корсара" Большого он был и купцом, и исполнителем характерных танцев, и Корсаром. "Мне нравится все восточное, я вообще восточный человек. Люблю море, солнце. Произведение про это", – поясняет Цискаридзе.

В спектакле много символов и подтекстов. Алексей Ратманский объясняет: нужна пантомима, на которой построены балеты XIX века, и, конечно же, танец. "Корсар" – это настоящее испытание для главной героини. В течение трех часов она практически не сходит со сцены. К тому же хореография со времени премьеры балета, которая состоялась сто пятьдесят лет назад, значительно усложнилась. "И фуэте, и поддержки, и поднимания ног. Чего раньше не было, все есть", – говорит заслуженная артистка России, исполнительница главной партии в балете Светлана Захарова.

Юрий Бурлака – специалист по реконструкции балетов – контролирует историческую достоверность. Оригинальную партитуру постановки Петипа он нашел в Национальной библиотеке Франции, эскизы костюмов Евгения Пономарева – в Санкт-Петербургской театральной библиотеке, хореографическую нотацию – в Гарвардской театральной коллекции. "Пришлось обратиться к сметам спектакля, бутафории определенных мизансцен 1899 года. Нанизывали бусинку за бусинкой. Возникал образ мизансцен", – рассказывает хореограф-постановщик Юрий Бурлака.

Тем не менее, осталось пространство и для серьезных доработок. "Не все сохранилось. Третий акт не сохранился вовсе. Все мизансцены делали по сюжету либретто, но в своем понимании", – поясняет хореограф-постановщик Алексей Ратманский. Авторы балета настаивают, что их "Корсар" не реставрация, а, скорее, развитие известной постановки. "Корсар" вообще рекордсмен по количеству всевозможных редакций. Последнюю из них уже в этом году смогут оценить не только в Москве, но и в Лондоне, и в Турине, и в Париже.