08.06.2007 | 19:58

Разные пути к Конкурсу Чайковского

Архив конкурса Чайковского пополнят материалы Тринадцатого смотра. До его старта осталось меньше недели. Как готовятся конкурсанты к серьезным испытаниям, рассказывают "Новости культуры".

Скоро Александр Забабуркин проследует в Малый зал консерватории, где будут проходить прослушивания в специальности "виолончель". Сейчас же Александру требуется лишь небольшой класс, но и это не так просто. Ключи от классов в консерватории, закончившей работать раньше обычного, даются только конкурсантам, А в лицо их пока никто не знает. Сам Александр из тех, кто считает, что на Конкурсе везет только сильным. Он в далеком и юном прошлом оставил досужие разговоры вроде таких: "Ой, он совсем не музыкант. Он отсидел пятьдесят тысяч часов. Не думаю, что бывают такие варианты, когда человек получает больше, чем он того заслуживает". Особенно тщательно Александр репетирует "Юмореску" Ростроповича. Она в конкурсной программе.

Занятия Насти Прокофьевой дозирует ее педагог Клара Кадинская. Она считает, что работа хороша, но в меру. Важна правильная пропорция дела и безделья. Голос нельзя перегружать, и так ему достанется. "Это тяжкое испытание и моральное, и физическое. Это экстрим, как теперь говорят. Самый настоящий", – считает профессор Московской государственной консерватории Клара Кадинская. На экстрим дочку обрек ее папа. "Я очень долго не посылала кассету, боялась, вдруг не пройду. Но папа мне сказал: "Нет, ты должна"", – рассказывает Анастасия Прокофьева.

Для пианистки Ольги Козловой вопрос: участвовать или не участвовать, не стоял. О конкурсе она мечтала еще с детства. Как и многие семьи, в которых опытные педагоги обнаружили самородков, Козловы после предложения педагога из Гнесинки переехали в Москву. Переезды с квартиры на квартиру, долгие годы учебы и, наконец, мечта, ставшая реальностью, – участие в конкурсе.