08.06.2007 | 20:12

Иван Крамской. Вопросы без ответов

"Художник должен поставить перед лицом людей зеркало, от которого бы их сердце забило тревогу" – так считал самый непослушный студент Академии художеств Иван Крамской. Он возглавил знаменитый бунт против догматизма в искусстве, который стал настоящей революцией в русской живописи XIX века. Сегодня исполнилось 170 лет со дня рождения "великого передвижника" Ивана Николаевича Крамского. Рассказывают "Новости культуры".

В Третьяковской галереи центральное место в зале Крамского обычно занимает полотно "Христос в пустыне", но сегодня ни этой работы, ни картины "Неизвестная" там нет. Полотна Крамского путешествуют по миру. Сейчас они экспонируются в Бонне, а на месте картины "Христос в пустыне" висит другая знаковая работа мастера – "Неутешное горе". Крамской создал ее в четырех вариантах. Тема – личная трагедия художника – смерть двух малолетних сыновей. Если бы не эта трагедия, возможно, Крамскому удалось бы завершить другое монументальное полотно – "Хохот. Радуйся, царю иудейский".

На историческую многофигурную композицию он потратил больше десяти лет. Полотно должно было стать главным шедевром мастера, а стало его проклятием и разочарованием. Зато признание получила картина "Христос в пустыне". Полотно он создал слезами и кровью, писал так, чтобы камни заговорили. ""Это есть выражение моих личностных мыслей" – это последние слова Крамского. Они дали повод исследователям трактовать "Христа в пустыне" самым различным образом: от атеиста или интеллигента-разночинца до богочеловека", – рассказывает старший научный сотрудник Государственной Третьяковской галереи Татьяна Юденкова.

Художник мечтал о монументальных полотнах, но, чтобы содержать семью, писал портреты. Среди них – целая галерея известных поэтов и писателей, созданная по заказу Третьякова, крестьянские типажи и одна из самых таинственных работ художника – портрет "Неизвестной". "С изображением "Неизвестной" издавались духи, конфеты, и, собственно, она уже стала предметом китча в советское время – своего рода такой "Сикстинской Мадонной" для многих советских зрителей", – продолжает Татьяна Юденкова.

В Третьяковскую галерею приходили письма от женщин, утверждавших, что они прототипы "Неизвестной", а современники Крамского в свое время спорили, кто эта молодая дама: аристократка или куртизанка, Анна Каренина Толстого или Настасья Филлиповна Достоевского. Эти вопросы Крамской оставил без ответа. Известно одно: позировали несколько женщин, в том числе дочь художника. Последней работой мастера стал портрет доктора Раухфуса. Картина осталась незаконченной. Художник умер, работая над ней, с кистью в руке.