13.06.2007 | 20:15

Мрачная опера о любви Пеллеаса и Мелизанды

Театр имени Станиславского и Немировича-Данченко готовит одну из самых громких премьер сезона. Это опера Дебюсси "Пеллеас и Мелизанда", которая ранее в России не ставилась. Теперь над ней работает русско-французская команда. Музыкальный руководитель постановки – знаменитый дирижер Марк Минковски, который уже не раз обращался к этому сочинению Дебюсси. Рассказывают "Новости культуры".

В Москве Марк Минковски известен в первую очередь как приверженец аутентичного исполнения старинной музыки. Несмотря на то, что в этот раз он представит вполне современную музыку, само исполнение можно считать аутентичным. "Пеллеас и Мелизанда" Дебюсси – это едва ли не самая изысканная французская опера. Для иностранцев самая сложная задача – овладеть французским произношением. Для музыкантов же главное – проникнуться своеобразным шармом французской музыки. Месяц репетиций, и эта непростая для восприятия музыка начинает звучать завораживающе, несмотря на то, что постановка, в целом, довольно мрачная. "Это опера об ужасе и глубинном страхе, который живет во всех нас. Это редкая опера, где нет света", – говорит режиссер-постановщик Оливье Пи. На вопрос, не вносит ли свет любовь Пеллеаса и Мелизанды, он отвечает: "Как раз наоборот, любовные желания добавляют мрака".

Оливье Пи – театральный режиссер: он возглавляет театр "Одеон", но в последние годы все чаще обращается к оперному жанру. Когда-то Оливье Пи собирался стать музыкантом и любовь к музыке сохранил с тех пор. "Пеллеас и Мелизанда" в числе любимых опер. Те, кто поют в этой постановке, также неравнодушны к ней. Франсуа Ле Ру поет в этой опере с 1985 года. За первые десять лет он спел партию влюбленного Пеллеаса сто раз, а с 1998 года, когда повзрослел и его драматический тенор превратился в баритон, он взялся за ревнивца Голо. Пока спел только пятьдесят спектаклей. "Эту оперу можно или обожать, или отвергать полностью. Нейтралитет сохранять невозможно. Я обожаю "Пеллеаса" и часто говорю, что для меня это как наркотик, нужно свою дозу получить", – рассказывает Франсуа Ле Ру.

Нетрудно предположить, что московские зрители, как и сто с лишним лет назад на парижской премьере, разделятся на два лагеря: одни станут горячими приверженцами, другие не менее страстными противниками. Такова судьба этой музыки – вызывать споры и оставаться вечно новой.