18.06.2007 | 17:22

Михаил Мугинштейн о премьере оперы "Пеллеас и Мелизанда"

О московской премьере оперы "Пеллеас и Мелизанда" в студии "Новостей культуры" рассказывает музыкальный критик Михаил Мугинштейн.

- Дебюсси – это одна из крупнейших фигур в музыке ХХ века, а опера "Пеллеас и Мелизанда" - бесспорный шедевр композитора – ставился в России почти век назад. Как вы думаете, почему?
- Парадокс заключается в том, что с одной стороны Дебюсси говорил, что весь "Пеллеас" вышел из "Бориса Годунова" и, казалось бы, где еще ставить, как не в России. С другой стороны один замечательный русский критик оценил тончайшую, изумительную палитру "Пеллеаса". Он сказал, что в числителе можно поставить все чувства, а в знаменателе – два. То есть – полутона. Видимо, полутона не слишком близки для русской ментальности. Нюанс, но я хотел бы напомнить о другом. У нас был великолепный Серебряный век, у нас был потрясающий модерн, и Россия очень любила Метерлинка, а "Пеллеас" Дебюсси конгениален пьесе Метерлинка. Поэтому я думаю, что это не просто сенсация, а желанная, долгожданная сенсация.

- Постановщики московского спектакля говорят, что для них главный герой не Пеллеас и не Мелизанда, а Голо. Вы согласны с такой трактовкой? Если да, то в чем ее интерес?
- Голо не только жертва рока, как Пеллеас и Мелизанда, но и орудие его. Поэтому Голо – пружина действия, и в этом смысле это абсолютно правильно.

- Исполнители всех трех главных партий в этой постановке – французы. Они мало известны российскому слушателю Что можно сказать о них?
- Я думаю, что Франсуа Ле Ру для меломанов, безусловно, известная фигура. Он действительно один из лучших в мире Голо, и в этой партии он сделал себе бренд. Не только в этой партии, конечно. Он поет и в старинной опере, и так далее. Что касается других исполнителей, они, может быть, в России известны меньше, зато в России, мне кажется, очень хорошо известен Марк Минковский. Ему доступно все, поэтому я очень много жду сегодня от него.

- Оливье Пи, режиссер-постановщик этого спектакля, говорил о том, что он не любит, когда на сцене воспроизводится какой бы то ни было исторический контекст, или когда происходит осовременивание сюжета. Не противоречит ли это современной, подчеркнуто технократической концепции?
- Я недавно, в конце апреля, видел в Штутгарте "Пеллеаса и Мелизанду" в трактовке Вилера и Морабито. Эту пару хорошо знают в мире как одну из самых интересных команд, которая работает в музыкальном театре. Там "Пеллеас и Мелизанда" разыгрывается, скажем так, в двадцать первом веке, в роскошных апартаментах в стиле хай-тек, где-то на Елисейских полях. Девушка с улицы просто попадает в респектабельную французскую семью, и это было очень убедительно. То, что делает Пи, и то, что он заявляет, можно будет оценить только по результату. По картинке видно, что это тоже современная постановка. Поэтому я не знаю, что он имеет в виду. Может быть, он действительно не хочет кеды и марихуану, но это совершенно другой разговор.

Все материалы о Чеховском фестивале>>>