20.04.2012 | 10:16

Никита Михалков поделился секретами профессии на фестивале "Святая Анна"

Четыре сотни фильмов в конкурсе и 34 киношколы – это статистический портрет Всероссийского фестиваля молодых кинематографистов «Святая Анна», который проходит в Москве. Кино завтрашнего дня смотрит и оценивает жюри, а молодые тем временем учатся у мэтров. Их мастер-классы собирают полные залы. Сегодня состоятся встречи с известными российскими продюсерами. Накануне на вопросы студентов отвечал Никита Михалков. Рассказывают «Новости культуры».

Женские туфли, мужские ботинки, и зачем-то желтый теннисный мячик. Почти полный Большой зал Дома кино – студенты, будущие актеры, режиссеры и даже музыканты – примерить не решаются, но гадают – для кого это все. Михалков опаздывает, едет с прямого эфира, как только появляется в зале, от студентки из Риги сразу же коварный вопрос: какой режим должен быть, чтобы все успевать.

«Я сплю четыре-пять часов, – признается Михалков. – Не подумайте плохого, но я просто однажды прочел, что Наполеон сказал: «Я сплю четыре часа, старики – пять, солдаты – шесть, женщины – семь, дети – восемь. Девять спят только больные».

Перед тем как взять микрофон, позже скажет – и сам не знал, о чем будет этот разговор. У него нет готовых лекций, продуманных монологов, каждый раз идет от зала. Зал забрасывает – вопросов много, разных, серьезных, детальных. Девушки спрашивают, как он относится к женщинам-режиссерам.

«Я снисходительно смотрел женскую режиссуру, женское кино, – говорит Михалков. – Но в последние годы я вдруг увидел, что женская режиссура – это режиссура, не связанная с полом. Она связана с той чувственной энергетикой, которая, судя по всему, в женщине развита теперь больше, чем в мужчине».

Как снимать откровенные сцены – тут Михалков улыбается и дает советы, но когда спрашивают, сложно ли быть и продюсером и режиссером честно признается – трудно невероятно. Вспоминает фильм, который казался мечтой – «Урга – территория любви». Всего 12 страниц сценария, но сложные съемки – в степи. «Ургу» снимал вместе с французами, и им там же устроил проверку. Прямо в степи запросил у продюсера 600 всадников в монгольской одежде.

«И он исчез, и через три дня у меня было монгольское войско, – рассказывает Михалков. – И тут я понял – отступать некуда. Хотя он мог сказать, ты обалдел, в сценарии этого нет, какие 600 монголов, как я их одену и звонить в Париж – у нас тут сошел с ума, совсем опился монгольской водки, дикие предложения… Он это достал, а это мгновенно тебя заставляет отвечать своей ответственностью».

Вот она, эта сцена, которой в сценарии не было. Не все 600, но все-таки – мощная конница. Продюсер Жан Луи Пиэль тогда слово сдержал. Его спрашивают – почему не снимает детские фильмы, какие любит сценарии, уже выйдя из зала на минуту задумается – но мечтательно скажет, к кому бы сам хотел попасть на мастер-класс.

«Я бы хотел придти к Питеру Бруку, я бы хотел придти к Милошу Форману, к Фоменко, я бы хотел придти… Ну, так сказать, если иметь виду вообще генерально – к Михаилу Чехову, я бы от него не вылезал, это гений абсолютно».

Полтора часа общения, десятки вопросов – многие, так и остались незаданными. Туфли тоже никто так и не примерил, не успели – но Михалков все-таки рассказал – это все для упражнения по любимому им Михаилу Чехову.