20.06.2007 | 13:57

Опера-оратория "Царь Эдип" в Зале Чайковского

Смелый музыкальный эксперимент прошлого века был воспроизведен на сцене Концертного зала имени Чайковского. На основе "Царя Эдипа" Игорь Стравинский создал уникальный сплав двух жанров – сценической оперы и концертной оратории. Он оформил его в духе средневековых научных традиций – на латинском языке. Для некоторых полученный результат оказался так же непонятен, как и латинские слова. Для иных это стало раритетной ценностью. Кто-то, несомненно, оценивает "Царя Эдипа" как гениальное произведение. Рассказывают "Новости культуры".

Оперу-ораторию "Царь Эдип" Игорь Стравинский написал в 1926 году, к двадцатилетию "Дягилевских сезонов". "Когда Дягилев услышал эту музыку, то огорчился. Сказал, что это похоронный подарок – таким мрачным ему показалась это сочинение", – говорит народный артист России Валерий Полянский. Сначала эта опера-оратория успеха не имела и исполнялась крайне редко. Да и теперь к ней обращаются нечасто, но отношение переменилось. Валерий Полянский дирижирует этим произведением в четвертый раз и считает, что это гениальная музыка. "Опера опирается на традиции великих классиков, особенно Верди. Музыкально все образы выстроены, они очень контрастны. Рад, что подобрались певцы, которые оттеняют друг друга", – замечает Валерий Полянский.

Солисты молодые: Людмила Кузнецова – Иокаста, Дмитрий Ульянов – Тиресий, Максим Пастер – Эдип. Постановкой и сценографией занимался Григорий Катаев. Театральный режиссер к оперному спектаклю обратился впервые. Он предложил интересную сценическую версию для этого произведения. Сам Стравинский назвал "Эдипа" оперой-ораторией и ввел партию чтеца. "Мы хотели, чтобы что-то происходило на сцене, чтобы чтец, который читает у Стравинского нейтральным голосом, – был замысел сделать его демиургом, который управляет всем, что творится на сцене", – рассказывает Григорий Катаев. Этот сценический эксперимент на филармонической сцене следует признать весьма удачным.