20.04.2012 | 10:49

Музыкальный руководитель Большого театра Василий Синайский отмечает юбилей

«Надо ввязаться в драку, а там уже посмотрим». Известную шутку Наполеона повторяет Василий Синайский, вспоминая, как принял предложение стать музыкальным руководителем Большого театра. «Боевого» опыта маэстро не занимать – Синайского называют «одним из самых авторитетных российский дирижеров наших дней». Он не скрывает, насколько огромен объем предстоящей работы – по превращению «исторического брэнда» в организм, чуткий ко всем вызовам современности. Но трудности вдохновляют – и даже 65-летие маэстро отмечает «на работе». Рассказывают «Новости культуры».

В чем не особенно оригинален Василий Синайский, так это в скептическом отношении к юбилеям. В день рождения у него обычный рабочий день. Слишком напряженный график – премьера за премьерой. Только отыграли «Кавалера розы» Рихарда Штрауса, как маэстро тут же приступил к репетиции балета. Ромео и Джульетта Прокофьева.

Прокофьев в этом балете поставил перед оркестром сложнейшие задачи. Они умножаются потому, что играть нужно еще и под ногу танцовщиков – а дирижеры это не очень любят.

«Современный дирижер должен уметь делать все, – убежден Василий Синайский. – И не только дирижировать под ногу, а стараться делать в чем-то солистам, а солисты, как вокалисты, так и балетные танцоры, если они люди музыкальные с ними всегда можно найти общий язык».

Найти общий язык маэстро Синайскому удается и с современными режиссерами. Оперу Римского-Корсакова «Золотой петушок» он делал вместе с Кириллом Серебренниковым. В экспериментальном спектакле маэстро не поступился ни одной нотой.

«В этом есть такая моцартовская легкость, скольжение по музыке, при этом абсолютно глубокое скольжение по музыке. – говорит Кирилл Серебренников. – При этом абсолютно глубокое ощущение в малейших деталях, потому что когда мы работали над партитурой, это было педантичный разбор каждого поворота Римского-Корсакова, каждого нюанса этой музыки».

Помимо опер и балетов, оркестр Большого театра регулярно играет симфонические концерты, приглашая выдающихся инструменталистов. С ними у дирижера отношения коллегиальные.

«Замечал наши штрихи, предлагал оркестру следовать нашим штрихам, – говорит народный артист России Александр Рудин. – У него ухо было все время в игре солистов».

Биография маэстро Синайского – сюжет для романа. Родился он в лагерном поселке под Воркутой, где его отец, как сын священнослужителя отбывал ссылку. Там на севере Василий Синайский постигал азы музыкального искусства. В 9 лет переехал с родителями в Ленинград. Поступил в консерваторию сразу на 2 факультета – дирижерский и музыковедческий. Последний считал для себя главным.

«Ходил в Ленинградскую филармонию на концерты Мравинского, Зандердинга и других великих людей, – вспоминает Василий Синайский. – И как-то родилось ощущение, как же это интересно, Я стал изучать это, как искусство, мне хотелось узнать, что же это такое – дирижер, стоящий перед оркестром и двигающий руками. И вдруг оркестр играет по-разному. Вскоре я влюбился и заболел этим навсегда».

Романтическое отношение к профессии дирижера Василий Синайский сохраняет и по сей день, заражая этим музыкантов оркестра Большого театра.