20.06.2007 | 19:34

Жил я впервые на этой земле

На Втором съезде советских писателей, который собрался на следующий год после смерти Сталина, произошел раскол. Одни поэты отстаивали позиции "тихой лирики". Другие считали, что ценность поэта не столько в красоте его рифм, а в том, насколько они отражают время, насколько глубоко связаны с судьбой страны. Среди сторонников этой точки зрения были Андрей Вознесенский, Евгений Евтушенко и Роберт Рождественский. Был ли он искренним в своих советских чувствах или последовательно выполнял социальный заказ эпохи? Об этом продолжают спорить и после смерти поэта. Сегодня Роберту Рождественскому исполнилось бы 75 лет. Рассказывают "Новости культуры".

Роберт Иванович Рождественский очень любил дачу в Переделкине. Большую часть своих произведений он написал там, в покое и тишине. Сейчас, в канун 75-летия поэта, нет отбоя от звонков и желающих взять интервью у Аллы Борисовны – его супруги. Они познакомились еще в Литинституте. Со временем он стал поэтом, она – критиком и первым и взыскательным читателем всех его произведений, его поддержкой, когда плеяда шестидесятников только-только зарождалась.

"Дальше всех Роберт пойдет. Есть в нем такой дух бунтарский", – говорили герои фильма "Москва слезам не верит". "Роберт Иванович не пошел дальше. У него не было пути дальше. Он был последовательным, ярким выразителем бунтарской эпохи. А так как она внутри себя несла заряд застоя, то дальше ему идти Бог не велел. Он с этой эпохой и должен был остаться. Он не был бунтарем, но внутри эпохи был типа верстового столба. Так я его звал, потом пожалел", – вспоминает литературовед Лев Аннинский.

Рождественский гипнотизировал мощными музыкальными рифмами. Неслучайно на его счету десятки песен. Талантливый самоучка, он играл на фортепиано и аккордеоне. От своих коллег, поэтов-шестидесятников, Роберт Рождественский резко отличался. Он Был слишком прямолинейным, слишком открытым, слишком бескомпромиссным. "Вот это тридцатый век, все отстроим. Когда он подошел к смертной черте, вдруг встало все под вопросом. Он почувствовал, что все не так, вся основа другая. Что ему было делать?", – рассказывает Лев Аннинский. "О стране говорили как о покойнике. Или хорошо, или никак. Потом, когда это знание пришло, стало очень тяжело. Он отошел от всего. Во многом из-за болезни", – рассказывает Алла Киреева, вдова Роберта Рождественского.

На даче в Переделкине хранится большой фотоархив Рождественского. Он был заядлым фотографом. И даже устраивал выставки. Собрал коллекцию редких гравюр и офортов, посвященных Москве. Алла Борисовна разбирает огромный архив, который остался после Роберта Ивановича. Посмертный сборник стихов – это ее заслуга. В нем есть такие строки: "Делал я что-то не так, извините. Жил я впервые на этой земле". Сборник, и вообще творчество последних пяти лет открыло другого Рождественского, но не изменило главного. При всей неоднозначности его фигуры, никто и никогда не отнимал у него звания большого поэта.