21.06.2007 | 16:52

Итоги первого тура Конкурса имени Чайковского. Пресс-конференция

Конкурс имени Чайковского идет уже неделю. Как известно во второй тур прошли: по специальности фортепиано – 20 конкурсантов из 46, по специальности скрипка – 13 человек из 37, по специальности виолончель – 16 участников из 37.
У пианистов лидирует российская исполнительская школа: во втором туре будут выступать 14 россиян. В группе скрипачей во второй тур прошли представители разных стран: по 2 человека из России, Германии, Японии, по 1 исполнителю из Канады, Китая, Израиля, Беларуси и 3 скрипача из Республики Корея. Во втором туре виолончелистов Россию будут представлять 5 исполнителей.
20 июня в Рахманиновском зале состоялась пресс-конференция, посвященная итогам 1 тура конкурса по трем номинациям – фортепиано, скрипка виолончель. Но обсуждать конкурс пришли не сами члены жюри, а лишь организаторы. Как оказалось, жюри наотрез отказалось во время прослушиваний давать прессе какие-либо комментарии. В результате, на вопросы отвечали советник министра культуры РФ, руководитель отдела по подготовке и проведению Конкурса имени Чайковского Олег Скородумов, генеральный директор Госконцерта Константин Воробьев и руководитель пресс-центра Конкурса Сергей Шатунов. Они рассказали о своем видении Конкурса, его результатах и возможном его будущем.

- Почему во второй тур прошло меньше участников, чем было запланировано? Такое ощущение, что жюри просто облегчило себе жизнь.
О. Скородумов: Действительно, произошел некоторый недобор: у пианистов – трех человек, у виолончелистов – двух человек. Для того чтобы изменить получившиеся итоги, нужно было устраивать переголосовки. На это нужно было потратить слишком много времени. У скрипачей позиция была иная. Для Владимира Теодоровича Спивакова этот вопрос оказался делом принципа. Он оценил средний уровень выступающих достаточно низко. Повторное голосование он категорически отменил, и во втором туре осталось лишь тринадцать исполнителей.

- Вот вы постоянно говорите о том, что в проведении Тринадцатого Конкурса очень много нового? Вы можете указать на это новое?
О. Скородумов: Как ни странно, но в новом мы еще и сами не разобрались. То, что очевидно, так это появление Интернет-трансляций. Впервые люди могут посмотреть конкурс в любой точке мира. Я думаю, что впервые на таком уровне вся информация Конкурса, выступления участников доводятся до широких масс. Думаю, что конкурс Чайковского – это такое событие, в котором лучше сохранить его традиции, чем пытаться находить что-то новое.
С. Шатунов: Мы старались, чтобы Тринадцатый Конкурс был максимально открыт для общественности и СМИ. Мы долго думали и, в конце концов, сделали независимый форум, чтобы можно было открыто выражаться. Для нас этот принцип открытости максимально важен, ведь Конкурс Чайковского зачастую ругали именно за "закрытые двери". В прошлом никто не хотел взять на себя ответственность и открыть эти закулисные тайны.

- А почему вы не показываете выступления виолончелистов в Интернете? Там столько интересных музыкантов, и этот конкурс интересен слушателям, зал постоянно наполнен.
К. Воробьев: Вы уже, наверное, все знаете, как мы намаялись с трансляциями в Большом зале консерватории. Так что мы даже не рассматривали эту идею с виолончелистами. Это хорошо в ММДМ. Современное здание с оборудованием по последнему слову техники.
С. Шатунов: Как говориться, аппетит приходит во время еды. Как вы знаете, мы в начале планировали показывать только скрипачей и в одну камеру, затем подключили пианистов и уже показываем на пять камер. Конечно, я согласен, что нужно двигаться дальше. Давайте будем планировать на следующий Конкурс показывать все специальности.

- Вы говорили о новой концепции Конкурса. Как вы считаете, что нужно сохранить, какие хорошие традиции?
О. Скородумов: Мы хотим сохранить открытие великих имен на Конкурсе Чайковского. Надеюсь, на Тринадцатом именно это и произойдет. Не знаю, можно ли это назвать традицией, но мне хочется сохранить особое положение Конкурса. Раньше к нам приезжали лучшие исполнители со всего мира. За рубежом он считался одним из самых престижных и входил в десятку лучших.
К. Воробьев: К сожалению, многое хорошее нужно уже не сохранять, а, скорее, возрождать. Мне как человеку новому в этом деле кажется, что готовиться к Конкурсу нужно не за один год. Закладывать фундамент Четырнадцатого Конкурса нужно начинать сразу после окончания этого. Необходимо вернуться к четырехлетнему циклу и проводить его по четным годам. Соответственно, в следующий раз мы должны собраться в 2010 году. Существует еще проблема с инструментами: в советские времена инструменты из госколлекции струнникам выдавали, по крайней мере, за год. И это очень правильно и важно для успешного выступления артистов. Сейчас же как максимум за 1 месяц. Эту ситуацию тоже нужно изменять. Еще, в советские времена всех выступающих от нашей страны собирали вместе (практически как спортивную сборную) и отвозили в особое место, где они могли сосредоточиться, погрузиться в себя и осознать важность своего выступления. Ведь, выступая на конкурсе Чайковского, они защищали честь страны.
О. Скородумов: Я считаю, что нужно вернуть предварительные Всероссийские конкурсы, которые проходили за год до Конкурса Чайковского. Это было своеобразной ступенью к нему, и они оказывались более эффективными, чем отбор по DVD, кассетам или обычным письменным заявкам.

- Расскажите, какова реакция участников на происходящее, все ли довольны организацией?
О. Скородумов: Я не знаю ни одного, кто был бы недоволен. Хотя, конечно, я не со всеми исполнителями общался. Но те, кто подходил ко мне, не выражал ни одного упрека.
К. Воробьев: Я тоже общался с музыкантами, специально подходил к конкурсантам, в том числе и зарубежным. Нет никаких претензий. Я на днях спросил Николая Петрова: "Вы все довольны? У вас есть проблемы?". Он мне ответил: "Есть. Мне нужен секундомер". Потом посмотрел на свои часы и сказал: "Уже нет".

Все материалы о Конкурсе Чайковского>>>