22.06.2007 | 19:39

Владимир Антощенков представляет "Дворы Петербурга"

Разрушенные скульптуры и чудом сохранившийся декор елизаветинского барокко. Владимир Антощенков представляет непарадную изнанку города на Неве – "Дворы Петербурга". Рассказывают "Новости культуры".

Когда Владимир Антощенков увидел в луже лестницу, он долго жалел, что не взял с собой фотоаппарат. Кроме того, в окне любимого двора отразились небо,солнце и кусок водосточной трубы. Красота ускользает в секунды. Одного кадра могло бы не получиться, если бы он случайно не проезжал мимо. Когда свет в одной из квартир погас, все исчезло, осталась темная стена. Гости выставки спрашивали: "Где вы находите эти дворы?" – "Интуиция". В каждом городском переулке есть свои тайны. Львы в маленьком дворике по улице Чайковского остались лишь на снимках 70-х.

Владимир говорит, видимо, украшают теперь чью-то дачу. Однажды он заглянул в знакомую подворотню, а жители дома рассказали, что скульптуры украли. Вместо влюбленной пары теперь появилась реклама ресторана. Город меняется. Когда художник пытался искать фактуру на окраинах, ничего не вышло, а центральные крыши и дворы он изучил за полвека во всех ракурсах:

Генриетта Жарыгина пришла на выставку, чтобы лично познакомиться с автором и отчитаться по маршрутам. Когда невестка подарила ей альбом Владимира Антощенкова, она решила самостоятельно пройтись по его адресам. В уродстве городских "колодцев" она увидела поэзию. Только "Летаргия" – так назван один снимок – оставила жутковатый осадок: "Я даже глаза закрыла. Стою, и говорю: открой глаза. Открыла и опрометью оттуда", – рассказывает Генриетта Жарыгина.

"Застывшее падение" – так замерла под объективом лопнувшая от ветхости труба. "Выход" – это тоже не случайное название. В глухой подворотне вдруг появляется просвет. Как в жизни, безысходность сменяется надеждой. Черно-белые снимки Захар Коловский – директор центра городской фотографии – назвал цветными. Таков мистический свет Петербурга в сумерках, ночью или на рассвете.