25.06.2007 | 13:17

Арсений Тарковский: "Поэзия – это способ жить и умирать"

"Поэзия – это меньше всего литература. Это способ жить и умирать". Это слова творца, которого часто называют последним поэтом Серебряного века. Сегодня исполняется сто лет со дня рождения Арсения Тарковского. Рассказывают "Новости культуры".


Предчувствиям не верю,
И примет я не боюсь.
Ни клеветы, ни яда
Я не бегу.
На свете смерти нет –
Бессмертны все, бессмертно все...


Он всегда держался вдали от литературной суеты. Писал много, но широкому читателю был открыт только в 1962 году – в 55 лет. До этого были опубликованы только переводы. Хотя в 1927 году было опубликовано первое оригинальное четверостишье "Свеча". Через год в журнале "Прожектор" опубликовали "Хлеб". Для него это было самым важным: Свет, хлеб и звезды. Мало кто знает, но Арсений Тарковский знал карту звездного неба как профессиональный астроном. Он не просто на них смотрел, он умел видеть их свет.

На родине поэта, в Елисаветграде, в его семье был культ литературы и театра. По словам самого Арсения Тарковского, писать стихи он начал "с горшка". Всерьез к его ранним литературным опытам в семье не относились. Природа наградила его талантливыми руками: ученик сапожника, через полгода сам умел делать туфельки на зависть мастеру. В 1923 году уже в Москве он отправился литературные курсы. Это было время бедненежья и огромного желания писать. "Тогда была молодость, была поэзия, друзья, была любовь", – замечает дочь Арсения Тарковского Марина Тарковская.

Была поэтическая "квадрига". Как позже напишет сам Тарковский: "Никому не известная группа молодых поэтов подняла никем не замеченное знамя, на котором было написано: "Поэтическая правда"". Он ни разу не отступил от своих идей, ни разу не покривил душой, причем очень часто в ущерб не стихам, но близким людям. "Процесс стихотворчества – это вообще очень трудная работа, и в этом трагедия поэта. Потому что он должен жить в реальной жизни, а существует вторая жизнь – какая-то река или океан, куда он опускается, и выныривать из этого океана очень трудно. Оказываться в жизни, которая требует каких-то бытовых решений, проблем", – полагает Марина Тарковская.

После выхода первого сборника в 1962 году молодежь забрасывала его письмами, тетрадями со стихотворными строками. Подобный поток можно сравнить разве что с пастернаковской корреспонденцией. Удивительно, но Тарковский отвечал практически на каждое письмо. Более того, он подробно разбирал каждый опус, радуясь каждой удачной строке. При этом был настолько был строг к своей собственной поэзии, что за всю жизнь сам подготовил к печати всего десять сборников. Он много писал о своем труде, однако говорил о себе и своих стихах скромно и просто. Как-то в интервью заметил: "Если верить в переселение душ, то в меня переселился кто-нибудь из небольших поэтов – Дельвиг, быть может".

"Дни рождения папа часто отмечал какими-то стихотворениями, и таких стихотворений около десяти, немножко меньше. В разные годы они писались. Для него день рождения был не только радостной датой, праздником, когда приходили близкие, друзья, но и таким важным днем самоанализа, так мне кажется", – говорит Марина Тарковская.

Век для потомков – это понятие числительное. Век для поэта – это начало бытия вне времени.
Не надо бояться смерти.
Ни в семнадцать лет, ни в семьдесят.
Есть только явь и сон.
Ни тьмы, ни смерти нет на этом свете.
Мы все уже на берегу морском,
И я из тех, кто выбирает сети,
Когда идет бессмертье косяком.

К столетию со дня рождения Арсения Тарковского телеканал "Культура" покажет документальную ленту о поэте и переводчике из цикла "Острова". Смотрите фильм сегодня в 19:55.

Все материалы об Арсении Тарковском>>>