02.07.2007 | 14:39

Герман Гессе: "Я все-таки родился волшебником"

Свое творчество он называл "биографией души". Он – один из самых читаемых авторов XX века, а без его "Игры в бисер" немыслима культура европейского постмодернизма. Сегодня исполняется 130 лет со дня рождения Германа Гессе. Рассказывают "Новости культуры".

В своем "Кратком жизнеописании" Гессе писал: "Я родился под конец Нового времени, незадолго до первых примет возвращения средневековья, под знаком Стрельца, в благотворных лучах Юпитера".
Говорят, что очень многим чертам характера человек обязан не только родителям, но и месту, где он появился на свет. Герман Гессе родился в небольшом швабском городке Кальве, в семье немецкого священника-миссионера. Швабская история выработала особый тип человека – тихого упрямца, чудака и оригинала, своеобычного и несговорчивого.

"По счастью, еще до начала школьных годов мне удалось выучиться самому важному и незаменимому для жизни: мои пять чувств были бодрственны, Остры и тонки, я мог на них положиться и ждать себе от них много радости," - так препарировал свою биографию писатель.

Религиозное воспитание оказало свое воздействие. Но… побег из духовной семинарии, нервные кризисы, попытки самоубийства, работа механиком и торговцем в букинистической лавке – все это было до 20 лет. А в 1899 Гессе выпустил свой первый, незамеченный сборник стихов "Романтические песни". В "Кратком жизнеописании" этот период описан так: "Я увидел между мною самим и моей далекой целью одни пропасти, все стало сомнительным, все потеряло цену, оставалось только одно: что я намерен стать поэтом, легко это или трудно, смешно или почетно"

Успех пришел после опубликования неоромантического романа "Петер Каменцинд". Гессе стал постоянным автором знаменитого издательства Фишера. Вчерашний неудачник видит себя признанным, респектабельным, обеспеченным писателем: "Теперь, после стольких усилий и жертв, цель моя была, стало быть, достигнута; сколь бы это ни казалось невозможным, я стал-таки поэтом и, по видимости, выиграл свою долгую и упрямую борьбу против всего мира".

Писательская судьба Германа Гессе необычна. Она была необычной при его жизни и осталась необычной после смерти. После "Петера Каменцинда" около 15 лет читатели не сомневались: высокоодаренный, но ограниченный эпигон романтизма и натурализма, неторопливый изобразитель провинциального быта, который ведет в своих романах борьбу с этим самым бытом из десятилетия в десятилетие, будет выдавать роман за романом, может лучше, тоньше, но никак не по иному. Но с выходом романа "Демиан" - смутного и страстного свидетельства о становлении нового человека, исповеди молодого гения, стало ясно – прежний Гессе умер. Родился другой. Поначалу неопытный, почти косноязычный. "Последнее лето Клингзора", индийская поэма "Сиддхартха", "Степной волк" и, наконец" "Игра в бисер" - гениальный авангардистский роман, стилизованный под философию сюрреализма или, если угодно, философское эссе, стилизованное под сюрреалистический роман.

"Пусть моя мечта о творчестве оказалась бредом, пусть я не могу создать ни "Золотого горшка", ни "Волшебной флейты", что ж, я все-таки родился волшебником. Герман Гессе".

Квинтесенция творчества Германа Гессе – в небольшом четверостишие: "Все круче поднимаются ступени,/ Ни на одной нам не найти покоя;/Мы вылеплены Божией рукою /Для долгих странствий, не для костной лени".