23.04.2012 | 09:11

"Ромео и Джульетта" возвращается на историческую сцену Большого театра

Репертуарные спектакли Большого театра продолжают обживать историческую сцену. Вслед за «Щелкунчиком», операми «Турандот» и «Борис Годунов» вернулся один из самых известных балетов ХХ века – «Ромео и Джульетта» Сергея Прокофьева. Поставленный Юрием Григоровичем в 1979-м году, спектакль объездил десятки стран мира. В 2010-м хореограф создал еще одну версию – специально для Новой сцены. О возвращении спектакля на сцену историческую – репортаж «Новостей культуры» из Большого театра.

Каждый шаг и каждое движение они в этот вечер выверяют с математической точностью. Пока только привыкают к этой вновь открытой сцене. Юрий Григорович к новой жизни – на исторических подмостках – «Ромео и Джульетту» готовил 1,5 месяца. Спектаклю, возобновленному в Большом ровно два года назад, на сцене новой было особенно тесно.

«Этот спектакль должен иметь большую сцену, – считает премьер Большого театра Александр Волчков. – Некоторые спектакли, они более камерные, и они вполне могут остаться даже там – на маленькой сцене. «Ромео» – это глобальный, большой, масштабный спектакль, который, безусловно, требует переноса.

Чтобы исполнить этот гимн любви, здесь как будто специально дожидались весны. Перфекционист Григорович на сей раз удивил: при переносе спектакля ничего менять не стал – сохранил все мизансцены. С солистами, как всегда, работал особо.

«Он просто всегда говорит, что нужно вживаться в роль, быть Джульеттой, – рассказывает ведущая солистка Большого театра Анна Никулина. – В общем, не важно, на какой сцене».

«Ромео и Джульетта» – все в тех же великолепных декорациях Симона Вирсаладзе. Перед этими спектаклями на исторической сцене их устанавливали два дня. Вместо одной сцены – сразу две. Дополнительные подмостки, придуманные еще в 2010-м самим Григоровичем, чтобы как можно быстрее переходить от одной сцены к другой.

Балет, весь построенный на массовых сценах, как вихрь. От танцовщиков требует эмоциональности повышенной, особенно на этой – большой сцене.

«И из-за того, что зритель дальше, нужно движения некоторые укрупнять, – говорит Александр Волчков. – Потому что, когда зритель близко, ты можешь более мелко даже мимикой лица сыграть. Когда зритель далеко, пересматриваешь все позировки, какие-то движения, прыжки».

Главные партии, в которых блистали Уланова и Бессмертнова, Лавровский и Васильев, на исторической сцене теперь исполняет молодое поколение. Продуманный ход Юрия Григоровича, человека, который знает, как надо продолжать традиции.

Все материалы темы>>