05.07.2007 | 15:07

Тайны реставраторов Третьяковки

Художник, увлеченный процессом творчества, как правило, не задумываются над сохранностью своего произведения. И мир недосчитался бы многих шедевров, если бы не реставраторы. Несколько лет назад большая коллекция картин и рисунков Натальи Гончаровой и Михаила Ларионова по завещанию художников была передана в дар Третьяковке. Многие из работ нуждались в восстановлении. О том, как идет процесс реставрации – в репортаже "Новостей культуры".

Картины, снятые с подрамников и свернутые в рулоны, хранились в Парижской мастерской Натальи Гончаровой и Михаила Ларионова. У художников не хватало места и средств, чтобы поддерживать их в хорошем состоянии. Да и холст не всегда оказывался под рукой. Одна работа написана на стенке шкафа. Почему-то часть ее оказалось отрезанной и теперь ее придется приклеивать. Есть и двойная картина: на одной стороне холста изображен автопортрет, на другой – пейзаж.

Гончарову и Ларионова так увлекал сам процесс творчества, что они не думали о сохранности собственных произведений. Со временем на картинах появились кракелюры и сгибы. В Третьяковке они постепенно проходят курс реабилитации. Какие-то поолотна уже отреставрированы.

Екатерина Селезнева, главный хранитель Третьяковской галереи рассказывает об одной из картин: "Она была сложена. Вот остался этот слом. Я думаю, что, может быть, реставраторы его слегка подтонируют , потому что я вижу , тут пока еще есть что доделать. …А вот авторский холст, вот так был обрезан и махрится, это конечно, все приведут в порядок".

Для тонировки реставраторы используют акварель. В случае необходимости ее легко смыть, не причиняя вреда картине. Начинается реставрация с изучения состояния полотна. После того, как поставлен диагноз, ей назначают курс лечения. Чтобы избавится от кракелюр и вернуть полотну эластичность, картину укладывают на вакуумный стол и делают ей "питательную маску". Этот рецепт придумали реставраторы Третьяковки , но его состав держат в тайне.
"У них есть такая процедура, которую мы между собой называем лифтинг, когда картину закрывают пленкой и там они наносят свое "средство Макропулоса", - приоткрывает тайну Екатерина Селезнева. – И это средство оно размягчает лак, размягчает немного лако-красочный слой, что позволяет уложить кракелюр, без каких-либо тяжелых хирургических вмешательств".

Затем картине делают подрамник , а на обратной стороне укрепляют картон. Это помогает холсту избавиться от вибрации: ведь при смене климатических условий, меняется его натяжение.
""Капа" в этом смысле замечательное предохранительное устройство, - продолжает раскрывать профессиональные секреты Екатерина Селезнева. – Очень дорогой этот картон, у нас он не продается, мы заказываем. И просто используем его весь, вплоть до сантиметра".

Даже рамы реставраторы выбирают сами. Они не только должны соответствовать стилю художника, но и быть прочными. Для этого используют легкие, сухие ели зимнего спила, без смолы и сучков.

Четыре картины Натальи Гончаровой прошли курс лечения. На очереди другие. Ведь за год удается отреставрировать всего десять картин.

Читайте также:

Ларионов Михаил. Лучи "полунощного солнца"

Выставка работ Михаила Ларионова

Русский маскарад